Сичивица О. М. Либерал-рестрикционизм и архитектоника гармонического мира (Приймаються замовлення)

Приймаються замовлення на видання

Сичивица О. М. Либерал-рестрикционизм и архитектоника гармонического мира: Историософско-политический трактат. – Львов: Камэняр, 2011. – 1222 с.
Сичивица О. М. Либерал-рестрикционизм и архитектоника гармонического мира: Историософско-политический трактат. – Львов: Камэняр, 2011. – 1222 с.

Книга посвящена комплексному анализу идеологии, динамики и методологии цивилизационного строительства как в ретроспективе, так и в перспективе. Внимание автора сосредоточено на обосновании либерал-рестрикционизма как гармоничной парадигмы общественного прогресса, представляющей собою диалектическое отрицание либерализма и рестрикционизма в самом широком, философском смысле этих понятий. На основе обширного материала из многих областей знания, - от философии, истории и политологии до юриспруденции, физики, медицины и богословия, - в предлагаемой вниманию читателя работе даётся критический анализ марксистско-коммунистической и либерально-буржуазной стратегий глобализационного процесса, подвергается критике мондиализм и обосновывается идея кластерно-гармонического коммунизма, представляющего собою оптимальную цивилизационную перспективу современного человечества. Значительное внимание уделено анализу важнейших социальных болезней, диалектике национализма и космополитизма, проблеме перерастания демократии в меритократию, разоблачению социального паразитизма в различных его ипостасях, критике конфронтационных интенций диалектики как философии панборьбизма, метафизике комплементарных отношений, задачам формирования оптимально-ненасильственного планетарного социума и целому ряду иных животрепещущих проблем жизнеде­ятельности современного антропосоциального мира. Книга адресуется не только специалистам в сфере политологии или философии истории, но и широкому кругу государственно-политических и общественных деятелей, всем достаточно образованным, думающим, ответственным людям, не остающимся безразличными к историческим судьбам человечества и его цивилизационным перспективам.

 Вартість видання 350 грн.

Видання надсилатиметься тільки за замовленням. Із враженнями щодо змісту монографії і її придбання звертатись до автора книжки за телефоном +38 032 235-46-42
Замовити книгу 
Об авторе

Сичивица Олег Михайлович родился в 1934 г. на Черниговщине (Украина), длительное время (1952—1984 гг.) учился, жил и работал в России. Доктор философских наук (1982), профессор (1984), автор около 200 научных трудов. Основными сферами научных интересов О. М. Сичивицы являются логика и методология научного познания, этика науки, философия истории, политология и философия человека. Первая его книга «Методы и формы научного познания» (Москва, 1972) была издана тиражом 20 000 экземпляров, допущена министерством высшего и среднего специального образования для использования в учебном процессе и до сих пор пользуется высоким авторитетом у студентов, аспирантов и преподавателей.

Перу Олега Михайловича принадлежат книги «Факторы научного прогресса» (Воронеж, 1974), «Мобильность науки» (Горький, 1975), «Сложные формы интеграции науки» (Москва, 1983), «Является ли истиной исторический материализм?» (Львов, 1992), «Основные парадигмы философии истории» (Львов, 1993), «Духовный мир человека» (Львов, 1994), «Наука, мораль и моральный кодекс учёного» (Львов, 1999), «Эпистемологические аспекты моральной ответственности учёного» (Львов, 1999), «Моральная ответственность учёного и общественно-исторический процесс» (Львов, 2000). Книги, изданные во Львове, были написаны на украинском языке, а последняя из них переведена на русский язык и издана в г. Донецке (2003). Профессор О. М. Сичивица является также соавтором двух монографий, посвящённых проблемам современной научно-технической революции, которые были изданы на немецком (1976) и французском (1979) языках.

В 1950—1952 гг. О. М. Сичивица учился в Киевском артиллерийском подготовительном училище, представлявшем собою кадетский корпус советского образца, а затем закончил Второе Ленинградское артиллерийское училище (1954). После увольнения из рядов Советской Армии закончил радиотехнический факультет Горьковского политехнического института (1962) и аспирантуру при кафедре философии Горьковского государственного университета им. Н. И. Лобачевского (1965), работал в высших учебных заведениях г. Горького и г. Львова, в настоящее время член двух специализированных учёных советов по защите докторских и кандидатских диссертаций (философия и политология) при Львовском национальном университете им. И. Я. Франко.


Содержание

Введение........................................................................................................................................................ 37

 

Часть I. ЛИБЕРАЛИЗМ И СВОБОДА

Раздел I. Понятие либерализма, его формирование
и цивилизационная роль.......................................................................................................................... 47

Глава I. Сущность либерализма и основные его
модификации......................................................................................................................................... 49

§1. Идея свободы как сущностный силуэт либерализма

Этимология и содержание понятия «либерализм». Свобода и сущность либерализма. Автономия, разнообразие и нивелировка человеческого бытия в контексте идеи свободы. Семь основных концептов либерализма. 49

§2. Классический либерализм

Вклад Дж. Локка, Ш. Монтескье, А. Смита, И. Канта, И. Бентама и
Г. Гегеля в становление классического либерализма. Освободительная миссия теории общественного договора: Г. Гроций, Т. Гоббс, Ж. Ж. Руссо. Идея разделения властей. Экономический либерализм А. Смита. Внутренняя противоречивость классического либерализма как утрата его идентичности. Рациональное зерно либерализма и либерал-рестрикционизм
................................................................................................ 52

§3. Неолиберализм

Классический либерализм и апологетика капиталистической эксплуатации. Рабочее движение, социал-демократия и анархизм как факторы становления неолиберализма. Влияние большевистской революции в России, Нового курса Ф. Д. Рузвельта и кейнсианства на неолиберальные тенденции в общественно-историческом процессе. Неолиберализм и социальное творчество. Этатистская сущность неолиберализма. Ревизионистский, леворадикальный и консервативный либерализм. Либерализм и национализм. Многоплановость либерального движения и роль принципа историзма в постижении его сущности............... 60

Глава II. Родословная либерализма.............................................................................................. 65

§ 1. Проблема начала либерализма и религия

Корректен ли вопрос о начале либерализма? Инквизиция, преследования протестантов и еврейская иммиграция в Англию как факторы становления британского либерализма. Критика религиозного вертикализма. Либерализм и протестантская этика. Антибуржуазная сущность российского нестяжательства. Идеология Ветхого завета и либерализм. Материальные факторы экономического либерализма и его универсализация. Был ли протестантизм либерально-капиталистическим социальным проектом?.................................... 66

§ 2. Социально-психологические и морально-этические корни
либерализма

Идеалы либерализма и «психология переселенца». Роль развития самосознания и автономизации личности в процессе становления либерализма. Свобода и этика индивидуализма. Теория «разумного эгоизма». Человеческие страсти и амбиции как факторы либерального движения. Связь бессознательного и сублимации с либеральными общественными преобразованиями............................................................................ 75

§3. Философия эпохи Возрождения и либерализм

Мировоззренческие основы либерализма. Философия эпохи Возрождения и её роль в либерализации общества. Пантеизм, антропоцентризм и гуманизм ренессансной философии. Данте о свободе человека. Гуманистический идеал героической личности и либерализм. Единство пантеизма, атеистического мировоззрения, антропоцентризма, гуманизма и ренессансного человекобожия с идеалами личной свободы и либерального мироустройства............................................................................................................... 81

§4. К вопросу о периодизации истории либерализма

Необходимость и трудности периодизации истории либерализма. Н. И. Ла­пин о генеалогии либеральных общественных отношений. Античная и новая протолиберализация общества. Ранняя и зрелая либерализация: от социоцентризма к человеку. Некоторые недостатки и достоинства генерализированной генеалогии либерализма. Апологетика, критика и постапология либерального движения....................... 84

Глава III. Парадигматическая природа социального
творчества и ролевой статус либерализма.................................................................................. 88

§1. Ролевой портрет либерализма

Соотношение ролевого и сущностного подхода к исследованию либерализма. Либерализм как идеология, социально-политическая философия и аксиологическая доктрина. Либерализм и социальное новаторство. Морально-этическая функция либерализма, его содержательный, ролевой и праксеологический статус. Либерализм как парадигма общественно-исторического строительства.................................... 88

§2. Понятие парадигмы и проблема парадигматичности
общественно-исторического процесса

Парадигма и директивная функция концептуального знания. Парадигматичность процесса познания и общественно-исторической практики. Эпистемология и эпистемологическая парадигма. Праксеологическая парадигма и амбивалентность связи парадигм с историческим процессом . Парадигматическая роль провиден­циализма, идеи общественного прогресса и исторического материализма в познании хода истории. Всегда ли парадигматично социальное творчество?................................................................................................ 93

§3. Социальное творчество и парадигматическая
двойственность марксистской философии истории:
теоретико-методологические уроки

Сущность парадигматической противоречивости марксистской философии истории. Развитое общество как естественно-исторический процесс и непарадигматичность истории. Роль праксеологической парадигмы в социальном творчестве и парадигматичность развития общества. Личностные характерис­тики основоположников марксизма и двойственность их подхода к истории: конфликт учёного и революционера. Влияние философских традиций и особенностей эпохи на марксистскую интерпретацию хода истории. Как быть с праксеологической парадигматичностью истории: методологическое резюме. 100

§4. Ролевой статус либерализма в свете представлений
о феноменологических и конструктивных парадигмах

Основные формы функционирования праксеологической парадигмы. Понятия феноменологической и конструктивной парадигм. Праксеологическая парадигма в свете физических аналогий. Общая теория деятельности и парадигматический конструктивизм. Ещё раз об историософской самонадеянности марксизма. Анатомия праксеологической парадигмы и ролевой статус либерализма....................... 111

Глава IV. Свобода и либерализм как антропосоциальные ценности................................ 120

§ 1. Понятие свободы

Гносеологизаторская традиция в трактовке свободы: Спиноза, Гегель, марксизм. Основная причина марксистской гносеологизации свободы. Ограничение как противоположность свободы: от Гоббса и Гегеля к современности. Негативная и позитивная свобода. Свобода как снятие ограничений и принцип соответствия в трактовке сущности свободы. Социологизация свободы и проблема её онтологизации.121

§2. Свобода как онтологическая категория и её связь
с категориями классической философии

Проблема онтологизации представлений о свободе. Свобода в природе и техносфере. Механические и термодинамические степени свободы. Свободные колебания и свободный стиль в музыке. Связь свободы с необходимостью и случайностью. Статистические законы и теория вероятностей. Свобода и динамика состояний. Роль свободы в процессах изменения, движения, развития, прогресса и регресса. Свобода как детерминанта возможности, действительности и невозможности......................................... 128

§3. Свобода воли и ценность свободы

Воля и её роль в жизнедеятельности человека. Материалистический и религиозно-мистический детерминизм в трактовке свободы воли. Критика волюнтаризма. Относительность свободы воли и ответственность личности. Антропософский интернализм и свобода человека. Интерсубъективные ограничения, свобода воли и либерализм............................................................................................................................................... 136

§4. Роль свободы и либерализма в процессах формирования
и развития общественных систем

Рестрикционизм и управление по программе: печальный опыт Советского Союза. Либерализм и преимущества управления «по ошибке». Революция и социальная инженерия. Цена революции. Кумулятивность общественного реформаторства и достоинства либерально-эволюционной стратегии совершенствования социально-экономических систем................................................................................................... 143

§5. Либерализм, свободомыслие и духовное производство

Свободомыслие и его роль в жизнедеятельности общества. Состязание идей и свобода критики. Гносеологические корни свободомыслия. Свобода мысли и её ограничение. Догматизм и авторитарный стиль мышления. Социально-политические ограничения свободы мысли. Психологические аспекты свободомыслия, фанатизм и терпимость. Свободомыслие и духовный мир личности. Феномен инакомыслия. Прямое и косвенное инакомыслие. Либерализация общественных отношений как фактор свободы мысли и духовного производства. 149

Глава V. Экзистенциальное значение либерализма и свободы........................................... 156

§1. Смысл и качество жизни

Понятие смысла жизни. Смысл жизни, свобода и мечта. Духовная структура и две ипостаси человеческой мечты. Роль либерализма в реализации мечты и выборе жизненного пути. Качество жизни и его основные показатели. Значение либерализма и свободы для повышения качества жизни в её материальных и духовных аспектах. «Революция в человеке» и новое качество жизни. Свобода и духовность.... 156

§2. Судьба и жизненный путь человека

Основные детерминанты жизненного пути и судьбы человека. Идея прирождённости судьбы. Мистические факторы судьбы: дао, Ка, гении и демоны, Мойры и Парки. Либерализм и социальная обусловленность судьбы. Случай и судьба, Фортуна и Тихе. Свобода воли, деятельная активность человека и заслуженность судьбы. Личностно-жизненное время, свобода экзистенциального выбора и судьба.161

§3. Свобода и счастье

Обыденные представления о счастье. Счастье как совокупность благ; внешние блага и «блага души». Гедонизм и эвдемонизм. Психологические аспекты счастья и фелицитология. Феномен несчастного сознания и модель счастливого человека. Счастье как удовлетворённость жизнью в целом. Роль свободы и либерализма в обеспечении счастья личности во всех его проявлениях. Либерал-рестрикционизм и главный аксиологический акцент: счастье выше свободы.................................................................................................................. 169

 

Раздел II. Критика либерализма......................................................................................................... 177

Глава VI. Жестокость как производная
либерализма и свободы................................................................................................................... 177

§1. Два триумфа и два падения либерализма. Опасность абсолютизированной свободы

Либерализм как знамя борьбы против феодально-монархического абсолютизма: победа и провал. Триумф либерализма в ХХ в. и его постсоветское фиаско. Утрата толерантности либерализма и опасности абсолютизированной свободы. Идея «либерализма с человеческим лицом» и реальный либерализм. Проблема самоидентичности либерализма и его конвергенции с рестрикционизмом. Либерал-рестрикционизм. 178

§2. Экзистенциально-гуманистические интенции и жестокость либерализма

Многоликость гуманизма. Гуманистические интенции марксизма и христианства. Ущербность и противоречивость ницшеанского человеколюбия. Гуманистический потенциал либерализма. Идея личной свободы и жестокость. К. Маркс, Ф. Энгельс о жестокости свободного предпринимательства и капитала. Единство свободы и ограничений как залог цивилизованности либерализма и его гуманистической эволюции.182

§3. Проблема жестокости и апология либерализма

Жестокость либерализма или личность либерала: подмена тезиса. Анализ дефиниций и существа жестокости как способ обеления либерализма. Провал монетаризма и экономического либерализма на постсоветском пространстве в свете проблемы жестокости. Пагубность идеологии нонрестрикционизма. Критика либеральной соревновательности, пропаганды жестокости и культивации зверя в человеке. Проблема защиты идеалов и ценностей либерализма................................................................................................ 191

Глава VII. Иллюзорность равенства, справедливости
и братства людей в условиях либерального социума............................................................ 196

§1. Равенство?..

Основные аспекты человеческого равенства. Равенство возможностей: методологическая ошибка или социальная ложь. Неспособность либерализма обеспечить режим простого и сложного равенства. Деньги как амбивалентный фактор цивилизации на службе добру и злу. Опасность концентрации богатства. Деньги, капитал, эксплуатация и власть. Историческое отрезвление либерализма, рестрикционизм и принцип приблизительного равенства. 197

§ 2. Справедливость?..

Справедливость и равенство. Либерализм и уравнительная справед­ливость. Конфликт между свободой, равенством и пропорционально-распределительной справедливостью. Меритократическая справедливость и её иллюзорность в условиях либерализма. Справедливость как честность: апологетическая сущность «кооперативного либерализма» М. Роулза. Охранительно-апологетические интенции «деонтологического либерализма» и его критики М. Сенделом. Справедливость как «коррек­тиро­вочный тезис», плюрализм и равенство возможностей. Либерализм, эксплуатация человека человеком и справедливость как оптимальное воздаяние по делам.................................................................................................................................. 205

§ 3. Братство?..

Проблематичность братства людей в условиях либерализма. Индивидуализм М. Штирнера и ницшеанство, «умные волки» и праведники. Парадоксы родственности марксизма и либерализма. Что такое либеральное братство на деле: опыт Украины и России. Социальные компромиссы как дорога к равенству, справедливости и братству: уроки «Нового курса» Ф. Рузвельта. Идея классового партнёрства, либерал-рестрикционизм и либеральный парадокс. М. Е. Салтыков-Щедрин о «мальчике в штанах» и «мальчике без штанов». Перспективы либеральной идеи: апологетика или трансформация.................................................................. 225

Глава VIII. Свобода, качество социального целого
и личность............................................................................................................................................ 234

§1. Свобода, хаос и качество целого

Понятие хаоса. Свобода и хаотизация целого. Влияние аномальной свободы на суммативное, организованное и органическое целое. Избыточная свобода как фактор дисгармонии человеческого организма: акромегалия, гигантизм и гиперфункция. Дефицит ограничения и патологическая система в сфере высшей нервной деятельности. Разумно дозированная свобода — залог здоровья социального организма и гармонического развития личности............................................................................................................................................... 234

§2. Ущербность либерализма в свете общей теории систем
и органической школы в социологии

Основные направления критики либерализма и его слабости в свете системных представлений. Диалектика целого и части. Феномен целостности систем и их классификация по уровню целостности. Органическая школа в социологии и либерализм. Общество как организм. Биологические аналогии и опасность биологизации общественно-исторического процесса. Органицизм. Абстрактность и принципиальная ущербность либерализма. 239

§3. Социальное целое и личность. Националистическая критика либерализма

Либеральная забота о правах и свободах человека: лицевая и оборотная сторона медали. Роль социокультурного контекста в процессах формирования и жизнедеятельности личности. Рациональное зерно марксистского социоцентризма. Критика либерализма с националисти­ческих позиций: Ю. Вассиян, В. Рог, Д. Донцов. Органицизм А. Моджиевского и либеральный «атомизм». Гомоинтентность либерализма как ущербная стратегия социокультурного строительства........................................................................... 246

Глава IX. Коммунитарная, коммунистическая
и христианская критика либерализма......................................................................................... 252

§1. Коммунитаризм и либерализм: критика и братание

Что такое коммунитаризм? Основные обвинения либерализма коммунитариями. Радикальный и умеренный коммунитаризм. А. Бьюкенен о необходимости либерально-коммунитарного синтеза. Либертаризм и классово-буржуазная сущность либерализма. Ф. Зелцник о коммунитарном либерализме. Проблема единства индивидуализма и коллективизма. Идея упорядоченной свободы. Общее благо и демократия. Дух коммунитарной критики либерализма..................................................................................................................... 253

§2. Коммунизм против либерализма

Дух коммунистической критики либерализма. Абсолютизированный коллективизм против абсолютизированного индивидуализма. Диктатура пролетариата против буржуазной демократии. Коммунистическая критика права частной собственности. Полное упразднение института частной собственности — фатальная ошибка коммунизма. НЭП как либерал-рестрикционизм в действии. Теория прибавочной стоимости и проблема ликвидации социального паразитизма. Необходимость новой аксиологии человеческого общежития.261

§3. Христианская критика либерализма

Почему в Советском Союзе замалчивалась христианская критика либерализма. Социальная доктрина католицизма и проблема справедливой государственности в энциклике папы Льва XIII «Rerum novarum» (1891). Христианская оценка свободы в энцикликах «Libertas praestantissimum» (1889) и «Centesimus annus» (1991). Католицизм за диалектическое единство свобод и ограничений. Папа Иоанн Павел II о евангелизацион­ной миссии церкви. Трансцендентные аспекты христианской критики ли­берализма. Библейское осуждение страсти к наживе и стяжательству. Аморализм и богопротивность либерализма в свете христианской этики. 265

Глава Х. Идея свободы, анархия и анархизм............................................................................ 273

§1. Связь анархии и анархизма с идеей свободы

Анархические проявления — оборотная сторона свободы. Понятие анархии и необходимость его онтологизации. Анархизм как антигосударственность и самовластье. Античные корни анархизма: Антисфен и Диоген Синопский. Мелкобуржуазный анархизм П. Ж. Прудона и его истоки. Анархизм и организация. Реалистические мотивы в анархическом движении: Н. И. Махно. Абсолютизация свободы как идейно-теоретическая основа анархизма............................................................................................................................................... 274

§2. Анархизм и власть

Гетерогенность анархизма. Анархический коммунизм П. А. Кропоткина и проблема власти. Идея слабовластной самоорганизации общества в кооперативном, синдикалистском и федералистском анархизме. Пассионарная личность и власть в анархическом движении. М. А. Бакунин о единстве свободы снизу и управления сверху в анархическом народовластии. Бесплодность идеи абсолютной свободы. Дезорганизаторские интенции анархизма — индивидуализма и пананархизма. Мистический анархизм как безвластие и преодоление права. 277

§3. Свобода, анархическая практика и цивилизационный запрос на рестрикционизм

Эгоистическое родство душ анархиста и либерала. Идейные анархисты и уголовная анархическая чернь. Разгул послереволюционной анархической уголовщины в России. Возвышенно-святая и низменно-греховная сторона свободы. Анархизм и рестрикционизм: исторический опыт большевиков. Цивилизационная миссия рестрикционизма. Чем вдохновляется либерализм и почему он недальновиден. Возможен ли ренессанс тоталитаризма и как этому противостоять...................................................... 281

Раздел III. Свобода как фактор социальных
патологий и болезней............................................................................................................................. 285

Глава XI. Война в контексте представлений о социальных патологиях и болезнях.... 286

§1. Понятия социальной болезни и патологии

Основные причины неразработанности понятий социальной болезни и патологии. Медицина о сущности болезни. Организмические аналогии в обществоведении и понятие социальной болезни. Опыт медицинской науки и адаптационная трактовка социальной болезни. Норма, патология и мера. Сущность различения социальной патологии и болезни. Особенности латентных, продромальных, нозогенных и квазиорга­нических социальных патологий......................................................................................................................... 287

§2. Война как общественный недуг

Многоликость военных конфликтов. Цена войны: человеческое и материально-финансовое измерение. Этологическая и психологическая интерпретация причин военных конфликтов. Социокультурная обусловленность войны. Проблема войны в контексте либерализма и социализма. Классовый антагонизм, национализм и группы с особыми интересами как факторы военных противостояний. Феноменология и метафизика войны.295

§ 3. Идея вечного мира и современные факторы противостояния военной опасности

Метафизика вечного мира. Роль идеи ограничения и ограничительной метасистемы в противостоянии военной опасности. Региональная интеграция как фактор мира. Война и мировое правительство. Роль разоружения, международного права, дипломатии, переговоров и создания системы коллективной безопасности в деле обеспечения мира. Агрессия и либеральная терпимость. Духовная подоплёка войны и борьба за вечный мир в сфере человеческого духа. «Ещё плодоносить способно чрево…».............................. 302

Глава XII. Революция: локомотив истории
или социальная болезнь?................................................................................................................ 308

§1. Исторический опыт социальных революций: от высоких идей и замыслов до бандитизма

Революция и насилие. Что несут людям революционные катаклизмы. С. Л. Франк о российских революционных битвах начала ХХ в.: разочарование в кумире. «Несвоевременные мысли» М. Горького об ужасах октябрьского переворота. Великая криминально-демократическая революция в Советском Союзе и её стервятники. Свобода публичной лжи, грабежи и самосуды как ядовитые плоды демонтажа духовного рестрикционизма. Роль патологической дисгармонии ограничений и свобод в ходе социальной революции. 309

§2. Марксистско-ленинская апология революции на фоне
коммунистического движения

Революция как локомотив истории. Контрреволюция и эволюция, реформы и реформизм. Социальная революция в свете механистической и орга­низмической интерпретации общества. Роль материалистической диалектики в обосновании необходимости и закономерности революционных потрясений. Праксеологическая парадигма и оценка революции. Две ипостаси коммунистической парадигмы общественного прогресса. Феноменология коммунизма как социальный идеал. Конструктивная парадигма коммунистического движения и аксиология социальной революции............................................................................................................................................... 317

§3. Революционный менталитет, революция и свобода

Общая характеристика революционного менталитета. «Катехизис революционера». М. А. Бакунин и С. Г. Нечаев о бандитских чертах революционера и революции. Разбойничий характер революционной практики большевизма. Сталинские репрессии и раскулачивание. Диалектика свободы и ограничения в революционных катаклизмах. Революция как беззаконие. Свобода революционера от права и морали. Революционный произвол и террор. Революция и революционеры против религии. Почему надо опасаться революции. 327

Глава XIII. Свобода и преступность........................................................................................... 334

§1. Сущность, истоки и проблема преодоления преступности...........................................

Преступность как хроническая социальная болезнь. Тенденция расширения рамок правового регулирования жизнедеятельности людей. Рестрикционизм — главное оружие в борьбе с преступностью. Биопсихологические и социально-экономические истоки преступности. Возможно ли полное искоренение преступности: наука и мистика не определились. Регламентированная свобода и гуманистический образ жизни — основные факторы преодоления преступности.................................................................................................................. 335

§2. Свобода и терроризм

Сущность терроризма и рост его деструктивного влияния на жизнедеятельность общества. Истоки и цели терроризма. Опасность недооценки террористической угрозы в современном мире. Высокотехнологический терроризм и возможность системного кризиса цивилизации. Проблема терроризма в свете диалектики ограничений и свобод. Три фундаментальные свободы и террористическая деятельность. Либерал-рестрикционизм и борьба с терроризмом............................................................................................... 342

§3. Преступление и наказание

Понятия преступления и наказания. Основные цели наказания. Роль возмездия, устрашения и перевоспитания правонарушителей в борьбе с преступностью. Проблема гуманизма применительно к преступнику и жертве. Принципы неотвратимости и ужесточения наказаний. Критика легизма. Смертная казнь и конкретно-исторический подход к её применению. Либеральная терпимость как фактор преступности. Необ­ходимость чрезвычайных законов против терроризма: «теорема Бушетты»................ 349

§ 4. Гармония ограничений и свобод как парадигма борьбы
с преступностью

Парадигматическая роль гармонии ограничений и свобод в борьбе с преступностью. Рост преступных угроз и либеральное прекраснодушие. Каторга и каторжные работы. Либерализм и проблема принуждения заключённых к труду. Ещё раз об устрашении: смертная казнь или пожизненное заключение. Ссылка как ограничение свободы: российский и мировой опыт. Необходимость делиберализации образа жизни: проблемы и факты. Роль гуманистически обустроенного общества в одолении преступности. Либерал-рестрикционизм вместо либерализма............................................................................................................................................... 357

Глава XIV. Потребительство: сущность, факторы
и проблема ограничения................................................................................................................. 363

§1. Сущность потребительства и проблема разумных потребностей

Потребительство как духовно-психологический комплекс. Практика потребительства, шоппинг, вещизм. Агрессивность и безнравственность потребительства. Потребительство, гедонизм и социальный паразитизм. Понятие потребностей. Закон возвышения потребностей человека, их общественная природа и относительная самостоятельность. Разумные и неразумные потребностей. Роль идей ограничения и самоограничения в рационализации потребности. Гримасы советского бюрократического рестрикционизма. Проблема критерия разумных потребностей. Всегда ли разумны духовные потребности человека? 364

§2. Культура потребления и новое качество жизни как факторы борьбы с потребительством

Понятие культуры потребления. Потребительство и проблема меры. Гипертрофия материальных потребностей. Псевдопотребление и ускорение «оборота вещей». Престижно-демонстративное потреби­тельство. Роль морали, религии, власти и закона в противостоянии потребительству. Богатство, бедность, достаток и качество жизни. Критика аксиологии потребительства. Новое качество жизни и революция в человеке. Писатели и учёные против потребительства. Творческий труд как фактор борьбы с потребительскими устремлениями личности. 371

§3. Демографическая свобода, потребительство и деградация
окружающей среды. Военно-экологическая аналогия

Понятие демографической свободы, её структура и влияние на цивилизационные процессы. Перенаселение, потребительство и деградация окружающей среды: Ближний Восток и Великий Луг, Карпаты и рукотворные «моря». Проблема регулирования рождаемости. Качество жизни и качество человека. Военно-экологическая аналогия и её парадигматическое значение. Принцип экологического приоритета деятельности. Эрзац-продукты питания. Региональное перенаселение, стихийная миграция и конфликты культур. 380

Глава XV. Свобода и социальный паразитизм......................................................................... 389

§1. Эксплуатация человека человеком и собственность:
ожидаемые и неожиданные эффекты

Негативная синергетика социальных недугов, её дескриптивное и методологическое значение. Понятие эксплуатации. Неэквивалентный обмен деятельностью и аморальная сущность эксплуататорства. Частная собственность как основа эксплуатации человека человеком. Упразднение частной собственности и новый социальный паразитизм. Бюрократический произвол и коррупция. Роль диктатуры закона, морально-этических факторов и совершенствования системы общественных отношений в борьбе с социальным паразитизмом. Несправедливая оплата труда, хищения социалистической собственности и «несуны» в СССР. Паразитический потенциал богатства и опасность культа денег. Моральный кодекс богача.390

§2. Паразитические аспекты частной собственности в свете
диалектики ограничений и свобод

Инструментальность богатства, денег и частной собственности. Расколотое общество и проблема ограничения частной собственности. Теневые моменты института частной собственности. Частная собственность как фактор паразитизма в сфере научно-технического прогресса и в патентном деле. Либерализм и проблема оптимизации отношений частной собственности. Опасность утопических спекуляций. Критерии свободы и ограничения частной собственности. Аналогия между проблемой частной собственности и либидо. Либерал-рестрикционизм и непаразитическое предпринимательство.......................... 399

Глава XVI. Либерализм и морально-этический регресс
в антропосоциальном мире............................................................................................................ 410

§1. Пьянство и наркомания как горькие плоды либеральной
терпимости

Сущность и вредоносность пьянства. Употребление алкоголя — пережиток или традиция? Амбивалентность влияния спиртного на человека: пить или не пить? Успехи и слабости сухозакония. Либерал-рестрикционизм и «культура пития». Роль прямых и косвенных ограничений, искусства, общей культуры и саморестрикции личности в противостоянии алкоголизму. Наркомания и преступность. Репрессии и наркокапитал. Наркотические свойства и пагубное влияние на человека анаболических стероидов. Жёсткий и мягкий рестрикционизм: опыт борьбы с наркобизнесом и курением табака............................................................................ 410

§2. Патологические эффекты свободы нравов, злоупотреблений
и обмана

Либерализм и трансформации сферы сексуальных отношений. Культивация сексоцентризма в средствах массовой информации. СПИД и венерические заболевания как плоды свободы половых извращений и связей: опыт Украины и России. Интернет-зависимость. Роль ограничения и самоограничения в противостоянии негативным эффектам свободы нравов и поведенческого выбора. Либерал-рестрикционизм как фактор борьбы со свободой чиновничьего диктата, обмана и мошенничества.......................................................................... 417

 

Часть II. РЕСТРИКЦИОНИЗМ И ОГРАНИЧЕНИЕ

Раздел IV. Сущность рестрикционизма и проблема
огра­ничения в истории философско-социоло­гической мысли............................................. 427

Глава XVII. Феномен ограничения и онтологические
основы рестрикционизма................................................................................................................ 427

§1. Общественная сущность и онтологическая природа
рестрикционизма

Ценность идей свободы и ограничения. В чём сущность рестрикционизма. Почему недооценивается идея ограничения? Необходимость теоретического обоснования рестрикционизма. «Кооперативное» оправдание рестрикционизма и задача онтологизации феномена ограничения. Общественная сущность и онтологическая природа рестрикционизма на фоне антропологической аналогии.................. 428

§2. Онтологическая атрибутивность ограничения и законосообразность рестрикционизма

Проблема онтологической атрибутивности ограничения в классической немецкой философии. Гегелевская метафизика ограничения: нечто, граница, иное. Диалектический материализм о всеобщей связи и отграничении явлений действительности. Единство и различие понятий отграничения и ограничения. Морфологически-субстанциональные формы ограничения и его функциональная сущность. Физические законы сохранения: онтологическая укоренённость и законосообразность рестрикционизма.... 432

§3. Идея Бога, креационизм и онтологическая укоренённость рестрикционизма

Ограничение как онтологический феномен. Регулятивная роль религии и рестрикционизм. Идея Бога и формотворчество в философском креационизме Аристотеля. Теистический рестрикционизм и атрибут ограничения. Религиозно-рестрикционистские представления в теизме, деизме и пантеизме. Конвергенция научной и философско-религиозной мысли по вопросу о природе ограничений. Мистика фундаментальных констант материального мира, числа p и запрета на межвидовое скрещивание. Естественный отбор как фактор ограничения. Онтологическая универсальность ограничения и либерал-рестрикционизм. 438

Глава XVIII. Проблема ограничения и порядка в истории философско-социологической мысли: западная традиция 443

§1. Идеи ограничения и порядка в античной и средневековой философии

Диспаритет привлекательности ограничений и свобод. Ограничение, порядок и гармония. Субстрат и сущность порядка. Идея порядка и понятие космоса в античной философии. Язычески-мифологическая и теистически-ортодоксальная трактовка природы мирового порядка. Порядок и послушание: божественно-онтологический рестрикционизм. Сближение небесно-вселенского и земного порядка в средневековой культуре. Связь идеи порядка, социального опыта и здравого смысла. Монотеизм и мировой порядок...... 443

§2. Место, социальный статус и порядок

Философско-космологическая сущность категории места в «Физике» Аристотеля. Место, форма и граница. Природа вещей, господство, подчинение и порядок. Ограничительно-упорядочивающая роль социального статуса в «идеальном государстве» Платона. Порядок и статус в эпоху средневековья: святые, апостолы, пророки и ангелы. Роль церкви и папы в утверждении богоугодного земного порядка. Трансформация и реабилитация понятия «место» в философско-социологическом творчестве Г. Сковороды и евразийцев. Место как ситуация и ситуативный анализ. Укоренённость ограничений и порядка в структуре бытия. 449

§3. Монадология, идея предустановленной гармонии
и либерал-рестрикционизм

Понятие монадологии. Монада, диада и квант. Основные предпосылки и причины формирования монадологии Г. Лейбница. Характеристические черты монад как Богосотворённых сущностей. Предустановленность развития монад. Феномен ограничения в онтологии Г. Лейбница. Иерархическая структура бытия и иерархия монад. Единство теизма и деизма, свободы и ограничений в религиозно-философской онтологии Г. Лейб­ница. Имплицитный либерал-рестрикционизм монадологии. Предустановленная гармония, попущение зла и теодицея............................................................................................................................................... 456

Глава XIX. Проблема ограничения и порядка в истории философско-социологической мысли: восточная традиция 460

§1. Идеалы рестрикционизма в философско-социологической мысли древнего Китая

Учение о дао и культ Неба. Государь как Сын Неба. Всевластие китайских императоров. Рестрикционистский дух дипломатического ритуала. Китайский консерватизм и традиционализм. Ритуально-обрядовые церемонии как фактор упорядочения и сплочения социума. Ли-этикет, порядок и место. Чувство долга в системе китайских духовных ценностей. Рестрикционистский потенциал ли-закона. Легизм и деспотизм. 461

§2. Идеи ограничения и порядка в духовной культуре Индии

Рестрикционистские устремления древнеиндийских законодателей. Борьба со свободомыслием. Распространение суеверий, их социально-управленческая роль в древней Индии. Законы Ману и духовный рестрикционизм. Индийский эпос как средство ограничения свободы мысли и обуздания народа. Социально-политические ограничения и порядок в четырёхкастовом обществе. Варны, двиджа и упанаяна. Гаутама и законы Ману о шудрах. Варварский рестрикционизм социологии Ману, Гаутамы и Шанкары. Кастовый строй и современность. Почему идеи ограничения и порядка авторитетны в социокультурных традициях Востока. 467

§3. Этатистский рестрикционизм и национальное возрождение Китая

Китайская социокультурная традиция и этатистский рестрикционизм Сунь Ят-сена. Чан Кай-ши об ограничительно-упорядочивающий роли государства. Три «народных принципа» Гоминьдана и система баоцзя. Антилиберально-рестрикционистское «движение за новую жизнь». Личный пример вождя и культ правил. Конфуцианство и жизнестойкость китайской цивилизации. Общественно-историческое значение идей ограничения и порядка........................................................................................................................... 472

 

Раздел V. Рестрикционизм, общество, человек................................................................................ 476

Глава XX. Идея ограничения и рестрикционизм в контексте диалектики добра и зла. 477

§1. Феномен зла, его многоипостасность и персонификация................................................

Рестрикционизм и зло. Роль ограничения и меры в диалектике добра и зла. Феномен зла в контексте фундаментальных смыслов и кодов культуры: дезертиры Вермахта как преступники, цена военнослужащего в американской и российской военной традиции. Многоипостасность и персонификация зла. Зло как сознательное негативное деяние или чрезмерность. Моральный, физический и метафизический смыслы зла. Мистическая и реалистическая персонификация зла. Метод идеализации, физическая, социологическая и метафизическая реальность. Неизбывность зла и позитивные потенции рестрикционизма.477

§2. Неизбывность зла, первородный грех и рестрикционизм

Дуалистически-конфронтационное видение бытия, теологические объекты и религия пророка Зороастра. Манихейство и дуалистические ереси. Официальная теология о природе зла и христианский оптимизм. Концепция попущения зла, ницшеанство и благодать укрепления в добре. Божественное попущение зла и рестрикционизм. Первородный грех и нечестивость человека как зло. Идея первородного зла и генетика. Рестрикционизм и первородный грех в его секулярной интерпретации............................................ 482

§3. Рестрикционизм и антропосоциальное зло

Антропосоциальное зло и изъяны национального характера. А. И. Герцен о национальном характере итальянцев, французов и русских. «Исторически-первородный грех» людей. Два подхода к природе зла: ультрацивилизационная сила или антропогенный феномен. Трансценден­тальная аксиоматика зла и её слабости. Реально действующие силы зла и рестрикционизм как фактор их одоления. Роль человеческого духа в противостоянии злу. 487

§4. Две модели жизнедеятельности людей и цивилизационная функция рестрикционизма

Коллективистский альтруизм и его связь с разумным эгоизмом. Интер­субъективный рестрикционизм и цивилизованный бизнес. Сущность и конфронтационная природа индивидуалистического эгоизма. Конфронтационное сознание и рост суммы зла. Маоизм о революционном насилии. Марксистская диалектика как философия панборьбизма. Конфронтационно-насильственная идеология и практика сталинизма. Коммунистический экспансионизм против марксистской диалектики. Демистификация зла и проблема действенности рестрикционизма. Противление злу насилием, профилактическая роль рестрикционизма и христианский оптимизм.............................................................................................. 492

Глава XXI. Рестрикционизм и совершенство общества......................................................... 499

§1. Роль разумного рестрикционизма в принуждении к миру,
борьбе с преступностью и развитии экономики

Место метода абстрагирования и конвергентной эклектики в исследовании рестрикционизма и оценке его эффективности. Индикаторы совершенства общества и ценности рестрикционизма. Рестрикционизм, принуждение к миру и принцип цивилизованного применения силы. Ближайшая и отдалённая задачи пресечения агрессии. Роль рестрик­ционизма в принуждении к правопослушному поведению. Идеи неотвратимости и ужесточения наказаний. Разумный рестрикционизм и модернизационный опыт современного Китая. Преступность и либеральное криводушие борцов за права человека. Некоторые итоги всемирно-исторического соревнования между либерализмом и либерал-рестрикционизмом в конце ХХ века: США, Россия, Западная Европа и Китай. Прогнозы на будущее..................................................................................................... 499

§2. Методологические проблемы политики рестрикционизма:
на примере социальной сферы общества и экологии

Карательно-охранительный и социоконструктивный рестрикционизм. Разумная мера достатка и патерналистские полномочия государства. Нищета как социальная взрывчатка. Как избежать хода вещей «по Марксу» в современном обществе. Капитал под прессингом рестрикционизма. Война и революция как факторы рестрикционизма: исторический опыт США и Китая. Запороговые значения негативных сигналов и политика рестрикционизма. Запаздывающие рестрикционистские реакции власти. Рестрикционизм и общественно-исторический опыт. Превентивный рестрикционизм как парадигматическая основа жизнедеятельности людей............................................................................................................................................... 506

§3. Диалектические нюансы и общественно-исторический опыт педагогического рестрикционизма

Основные модели педагогической деятельности в свете диалектики ограничений и свобод. Принцип оптимальной педагогической коммуникации и эмпатия. Роль саморестрикции в процессах самообра­зования и самовоспитания. Опыт педагогического рестрикционизма в КАПУ. Успехи советской шахматной школы. Рациональное зерно педагогического рестрикционизма. Единство либерально-разрешительных и запретительно-рестрикционистских интенций в общественном строительстве............................................................ 512

Глава XXII. Рестрикционизм и человек...................................................................................... 520

§1. Роль внешнесоциального контекста и духовных факторов интерсубъективного рестрикционизма в формировании
и развитии человека

Единство антропогенеза и развития общества. Внешнесоциальный рестрикционизм. Влияние на человека эффективной правоприменительной деятельности. Роль государства в формировании личности. Об­щественный строй и патриотизм. Необходимость единства свободы и ограничения во влиянии на личность в сфере искусства и религии. Интерсубъективный рестрикционизм и его духовные факторы: рассудок, разум, память, фантазия и мечта. Вера и религиозно-этический рестрикционизм. Ограничительно-регулятивная роль веры, убеждений и воли в жизнедеятельности человека. Интеллектуально-волевой рестрикционизм как фактор подавления аффектов. Установка и цивилизованное поведение человека................................................ 520

§2. Характер и самоопределение личности. Рациональные аспекты и грустная правда экзистенциализма

Характер как морально-психологический феномен. Роль характера в самоограничении, самодетерминации и самосоздании личности. Философия экзистенциализма, её возникновение и сущность. Экзистенциализм о человеке в кризисной ситуации и самоопределении личности. Экзистенциалистский пафос морального стоицизма и нравственно-этической героики как факторы человеческого достоинства. Проблема абсолютного, житейский и онтологический страх. Судьба-ситуация и судьба-призвание. Рациональное и грустно-пессимистическое в эк­зистен­циа­лизме............................................................................................................... 527

§3. Рестрикционистские аспекты диалектики интернализма
и экстернализма в антропосоциогенезе

Интернализм и экстернализм в трактовке факторов научного прогресса. Сущность антропософского экстернализма. Рестрикционистские мотивы в экстернализме Конфуция, Платона и Вейтлинга. Экстернализм и панэдукационизм французских просветителей. Марксизм о природе и сущности человека. Идеалы антропософского интернализма в буддизме и стоицизме. Э. Кассирер о соотношении христианства и стоицизма в вопросах суверенитета личности. Антропософский интернализм и экзистенциализм. Диалектика интернализма и экстернализма в феномене социализации и фрейдизме. Единство свободы и ограничения в процессах формирования человека............................................................................................................................. 531

 

Раздел VI. Критика и футурологические перспективы рестрикционизма............................... 541

Глава XXIII. Рестрикционизм, утопическое сознание
и казарменный образ жизни........................................................................................................... 542

§1. Абсолютизированный рестрикционизм и утопия

Пафос абсолютизированного рестрикционизма и его роль в реализации утопических социальных проектов. Утопия, революция и образ жизни. Идея свободы в утопических сочинениях. Рестрикционистский конструктивизм и дух казармы. Регламентация жизнедеятельности людей в утопиях Т. Мора и Т. Кампанеллы. Семейно-брачный и профессионально-трудовой тоталитаризм Морелли........................................ 542

§2. Рестрикционистско-утопическое сознание и социальное прожектёрство

Влияние утопического сознания на общественную жизнь. Аксиологическая родственность рестрикционизма утопий и советского социализма. Эгалитаристские абсурды Г. Бабёфа. Профанация таланта и труда на фоне утопических эгалитаристских предубеждений. Рестрикционистский диктат в утопии Лю Шипэя. Утопический рестрикционизм конца ХХ в. Украинская партия нормалистов и курьёзы программы национального воспитания молодёжи.......................................................................................................................... 547

§ 3. Абсурды российских военных поселений: печальный рестрикционистский опыт и его оценка

Сознание не только отражает мир, но и творит его. Идея российских военных поселений. Регламентация трудовой деятельности и быт поселян. Показуха и очковтирательство. Казарменно-полицейское воспитание. Кому по душе, а кому претит узколобо-воинственный рестрикционизм. Нивелляторство «бараньего рога» в зеркале сатиры М. Е. Салтыкова-Щедрина. «Систематический бред» поселенческого рестрикционизма: некоторые детали и перекличка с реальным тоталитаризмом..................................................................................... 551

Глава XXIV. Рестрикционизм как пагуба для личности........................................................ 556

§1. Ограничение свободы мысли и эрудиции – важнейшие факторы подавления человеческого интеллекта

Прямое подавление интеллекта путём ограничения свободы мысли. Ограничение эрудиции как косвенное подавление способности мышления: история и современность. В чём заблуждался Гераклит. Природно-биологические и социально-гносеологические факторы интеллекта. Эрудиция, комбинаторика идей и разум. Эвристическое взаимодействие концептуальных и фактологических знаний. От ограничения эрудиции до свинопасов и гречкосеев. Эрудиция как коллективный разум: консилиум, совет и мозговой штурм. Парадигматическая роль эрудиции. Энциклопедист и узкий специалист. Мудрость. Феномен эрудиции, глубина познаний и «правило рычага». 556

§2. Пагубное влияние рестрикционизма на духовный мир
и поведение личности

Рестрикционизм и подавление личности. Стандартизация личности в условиях тоталитарно-рестрикционистского режима. Ограничение свободы мысли и культивация авторитарно-догматического стиля мышления. Цензура и борьба с инакомыслием. Дж. Оруэлл о «мыслепреступлениях» и «двоемыслии». Влияние рестрикционизма на морально-психологические качества человека. Демонстративное поведение, угодничество и лицемерие. Е. Замятин о тоталитарном обезличивании людей: роман-предупреждение «Мы». Рестрикционизм и примитивизация интересов личности: «пролы» Дж. Оруэлла. Перманентная диверсификация союзников и попутчиков рестрикционизма.567

Глава XXV. Репрессивно-деспотические аспекты
и жестокость институциализированного рестрикционизма................................................. 573

§1. Идейно-теоретические предпосылки институциализированного рестрикционизма и его репрессивно-деспотическая сущность

Институализация рестрикционизма и его репрессивно-деспотическое обличье. Партийно-государственный и религиозно-церковный рестрикционизм. Общая структура институциализированного рестрикционизма. Роль идейно-теоретических предпосылок в системе легитимного рестрикционизма. Семена нетерпимости и фанатизма в христианском вероучении. Инквизиционный рестрикционизм в борьбе с вероотступничеством, кознями дьявола и ведьмами. Идеология расистского рестрикционизма. Роль идей классовой борьбы, социальной революции и насилия в формировании советского репрессивно-деспотического рестрикционизма. Рестрикционизм и воинствующий аморализм. Лысенковщина и фашиствующие «школы германской физики». Функциональная динамика институциализированного рестрикционизма: от идейно-теоретического санкционирования ко властно-правовой практике........................................................................................................................... 574

§2. Юридически-правовые и властные факторы институциали­зированного рестрикционизма

Понятие власти и её функции. Право в широком и узком смысле слова. Взаимодействие институциализированного рестрикционизма, права и власти. Право силы, концентрация власти и абсолютизированный рестрикционизм. Властная пирамида, вождизм и фетишизм личности. Роль культа личности в системе институциализированного рестрикционизма. Деспотизм, тирания и эсимнеты. Культ личности и режим власти. Репрессивно-деспотический рестрикционизм и закон. Карательный механизм и деструктивный потенциал институциали­зированного рестрикционизма............................................................................................................ 586

§3. Основные репрессивно-карательные рычаги в машине институциализированного рестрикционизма

Харизматический лидер и произвольное обращение с законом. Обман и его родословная. Культ секретности: от инквизиции до тоталитарных режимов ХХ в. Слежка, доносительство и страх: опыт инквизиции, большевизма и германского фашизма. Жестокость в интенсивном и экстенсивном измерении: история и современность. Концлагеря и голодомор. Потенциальное и актуальное изуверство. Диалектика либерализма и рестрикционизма............................................................................................................................................... 592

 

Глава XXVI. Историческая динамика
и будущее рестрикционизма.......................................................................................................... 606

§1. Историческая эволюция рестрикционизма и закон
возрастания его роли в цивилизационном процессе

Знамя свободы и всемирная история. Гегель об эгоистических устремлениях людей и проблеме их ограничения. Идея общего блага, рестрикционизм и пространство индивидуальной свободы. Рестрикци­онистский потенциал индивидуальной и групповой социализации. Эгоистический «Я-рестрикционизм» и самосознание человека. Групповой «Мы-рестрикционизм», его сущность и проявления в буржуазном обществе. Диалектика конфронтационных и комплементарных отношений в общественных процессах. Панрестрикционизм и конец «войны всех против всех». Возрастание роли рестрикционизма в цивилизационном процессе как закон истории. 606

§2. Факторы возрастания роли рестрикционизма в процессах функционирования и развития общества

Рост массовости планетарного сообщества и увеличение плотности связей между его компонентами. Познавательная активность, кумуляция деятельности людей и возрастание общественной значимости рестрикционизма. Апокалиптические угрозы и «ползучие» катастрофы. Разрушительное давление техносферы на природу и человека. Необ­ходимость единства внешнепринудительного рестрикционизма и самоограничения личности во имя общего блага. Рост мобильности и процессуальной сложности общества. «Линия Гераклита» и «линия Парменида». А. Тоффлер об «урагане перемен». Глобальные проблемы современности. Чем полезен и почему необходим рестрикционизм......................................................................................... 613

 


Часть III. ЛИБЕРАЛ-РЕСТРИКЦИОНИЗМ
И ГАРМОНИЧЕСКАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ

Раздел VII. Единство свободы и ограничения в природе
и обществе.................................................................................................................................................. 623

Глава XXVII. Онтологические основы, гуманистическая сущность и проблемы реализаци и либерал-рестрикционизма 623

§1. Диалектика свободы и ограничения в природе. Онтологические основы либерал-рестрикционизма

Свобода и ограничение как факторы совершенства Мироздания. Онтологические формы взаимокомпенсации ограничений и свобод. Единство деструктивных и конструктивных потоков изменений. Динамическое равновесие как форма баланса свободы и ограничения. Гомеостазис. Взаимосвязь ограничения и свободы в биоценозах и экосистемах. Экологическое равновесие, трофические цепи и сети. Абиотические факторы экологического гомеостазиса. Круговорот воды в природе и «гидравлический либерал-рестрикционизм». Круговорот веществ и гомеостазис Земли. Диалектика свободы и ограничения в микромире и в Космосе. Равенство сил действия и противодействия как «физико-механический либерал-рестрикционизм». Единство свободы и ограничения в цитосоматических процессах. Регенерация в живой природе. Бионика...... 624

§2. Гуманистическая сущность либерал-рестрикционизма

Взаимосвязь объективного и субъективного в либерал-рестрикционизме. Аксиологический паритет ограничений и свобод. Либерал-рестрикционизм как идеология общечеловеческого братства. Реалистичны ли идеалы либерал-рестрикционизма? Кого, чему и как учит история: уроки либерал-рестрикционизма. Идея свободы, либерализм и комплекс игрока. Гуманистический потенциал и цивилизационное значение идеологии либерал-рестрикционизма. Почему идеалы либерал-рестрикционизма трудно овладевают умами? Прагматика эгоизмов, дикая соревновательность и социальное зло. Оправдание и культивация групповых эгоизмов. Мировой терроризм и угроза биологизации общественного бытия людей........................................................... 635

§3. Эпистемологические проблемы реализации либерал-рестрикционизма

Наука полна сомнений. Роль веры в научном познании. Фидеистический и научный стиль мышления. Амбивалентность веры и моральная ответственность учёного. Этика веры и право на ошибку. Вера и гипноз идеала. Опасность очарования относительной истины и пренебрежения альтернативой: от исторического материализма к историческому дуализму. Поиск истины и любовь к собственному научному детищу. Практика либерал-рестрикционизма при отсутствии его теории. Слабости и ущербность исторического монизма. Влияние антропосоци­ального идеала на ход философско-социологической мысли: опыт коммунистического строительства. Адепты либерализма и рестрикционизма в погоне за социальными призраками. Грядущий ренессанс тоталитаризма и необходимость либерал-рестрикционистского компромисса. .................... 647

Глава XXVIII. Факторы либерал-рестрикционизма
в антропосоциальном мире............................................................................................................ 668

§1. Мораль и этика

Регулятивное влияние морально-этических факторов на поведение людей. Феномен моральной ответственности и его составляющие. Моральный долг как центральное звено моральной ответственности. Механизм реализации либерал-рестрикционистских потенций этики и морали. Ретроспективные и проспективные моральные санкции. Самопожерт­вование, подвиг и героизм. Моральные запреты и табу. Достоинства и слабости морально-этического либерал-рестрикционизма. Моральный компромисс как либерал-рестрикционизм в действии. Цена, цель и результат морального компромисса. ........................................................................................... 669

§2. Мистика и религия

Сущность мистики и её связь с религией. Табу как фактор порядка и контроля за поведением людей. Развитая религиозность и понятие греха. Виды греха и его разрешительно-запретительная функция. Регулятивная роль светской религиозности. Покаяние и отпущение грехов. Совесть, раскаяние, прощение и искупление вины. Противостояние искушениям ко злу. Закон Божий как фактор религиозно-мистического либерал-рестрикционизма. Идея воздаяния и моральный выбор. Потустороннее воздаяние. Страшный суд. Воспитательная роль религиозной веры. Проблема дисгармонии в религиозно-мистическом либерал-рестрикционизме. На какое сознание влияет религия............................................................................................................................... 678

§3. Право, власть и образование

Юридически-правовые факторы либерал-рестрикционизма и государст­венность. Право и внешняя свобода. Преимущества юридически-правового либерал-рестрикционизма. Правовое государство и законность. Приоритеты деятельности правового государства. Единство юридически-правового и морально-религиозного либерал-рестрикционизма. Обычное и прецедентное право. Мусульманское право. Ханифитская правовая школа. Иджма и прерогативы халифа. Разрешительно-запретительная роль познания объективной необходимости. Объективные законы, образование и субъективация социальных норм........ 686

Глава XXIX. Либерал-рестрикционизм и гармония
сложных систем................................................................................................................................. 695

§1. Гармония, дисгармония и оптимум

Формирование и научный статус категорий гармонии и дисгармонии, конгломерация их смыслов и значений. Многомерность, основные аспекты и сущность гармонии и дисгармонии сложно-динамических систем. Взаимосвязь понятий оптимума и гармонии, диахрония их становления и развития. Оптимальность соотношения противоположностей и взаимоиндифферентных параметров целого. Оптимум и противоречие. Абстрактная гармония и многомерный оптимум. Онтологически-дескриптивное содержание и нормативно-методологический потенциал категорий оптимума и гармонии......................................................... 695

§2. Интегративно-гармонизационные процессы, инновационная деятельность и принцип оптимальной реконструкции сложных систем

Процессуальность и основные фазисы гармонизации сложно-динамической системы. Связь как «клеточка» интегративно-гармонизационного процесса. Десмогенные свойства и совместимость объектов. Интегративные процессы в свете диалектики ограничений и свобод. Роль многомерной оптимизации целого в инновационной деятельности. Инновационный радикализм и консерватизм. Принцип оптимальной реконструкции. 704

§3. Либерал-рестрикционизм и гармония организационно-
управленческой деятельности

Единство управления и организации. Роль диалектики ограничений и свобод в организационно-управленческой деятельности. Либерал-рестрикционизм как парадигма управления и организации в антропосоциальном мире. Компонентно-морфологическая, генетическая и функционально-целевая стороны организационно-управленческих процессов. Субординационно-координационные ограничения и принцип сосредоточения функций. Либерал-рестрикционизм и целеполагание в организационно-управленческой деятельности. 708

§4. Дифференциация, прогресс и гармония целого

Г. Спенсер о дифференциации как факторе прогресса. Упрощение и функциональное совершенство целого. Процесс дифференциации, специализированные субсистемы и функциональная иерархия. Функциональное совершенство и выживание биологических организмов. Связь дифференциации с гармонизацией целого. Дифференциация и дезинтеграция системы. Процесс дифференциации и конгломеративные образования: экскурс в геологию. Чрезмерная свобода и чрезмерные ограничения как враги гармонии. Дефицит свободы, дисгармония и развал СССР. Большая ложь в двух частях. Идея конвергенции капитализма и социализма. Оптимальный баланс ограничений и свобод — закон гармонизации сложно-динамических систем.......................... 713

 

Раздел VIII. Идеология и метафизика гармонично-

ненасильственного мира........................................................................................................................ 721

Глава XXX. Принципы насилия и ненасилия, их духовные истоки и роль в жизнедеятельности человечества 722

§1. Принцип насилия в цивилизационном процессе и философии истории

Гармония и будущее человечества. Роль насилия в жизнедеятельности людей и его институциализация. Армия и война. Парцелляризация насилия и террор. Перманентная мировая война и её основные причины. Бесконтрольное насилие и эскалация жестокости. Принцип насилия в философии истории. Мистификация и секуляризация насилия. Апология насилия в творчестве Н. Макиавелли. К. Маркс, Ф. Энгельс и В. И. Ленин о роли насилия в общественно-историческом процессе. Классовая сущность основных проявлений насилия в обществе. Конкуренция и насилие. Призрачность ненасильственного мира. Сила, алчность и насилие. Роль пассионарных личностей в культивации насилия............................................................................................................................... 722

§2. Идея ненасилия и её адепты

Конфуций, ахимса и джайнизм о ненасилии. Учение о любви и «космической симпатии» в античной философии. Идея ненасилия в Новое время: квиетизм, пиетизм и пацифизм. Принцип мирного сосуществования стран и народов. Борьба за мир и разоружение. Л. Н. Толстой о непротивлении злу насилием. Идея сатьяграхи и гандизм. Мораль и политика. М. Ганди против Н. Макиавелли. М. Л. Кинг о силе любви и ненасилии. Любовь, ненасилие и либерал-рестрикционизм. Источники принципов насилия и ненасилия. Идея ненасилия и религия: «чешские братья», гернгутеры, менониты и квакеры. Библейские поучения и парадигма ненасилия. Почему принцип насилия доминирует в современном мире........................................................................................................ 730

§3. Диалектика и конфронтационное мировоззрение

Принцип насилия в диалектической традиции. Диалектика как философия борьбы. Понятие противоположности и поляризация действительности. Борьба противоположностей как эмпирический базис диалектики. Определение отношений и противоречие. Заострение различий до противоположности и жажда конфронтации: от Гегеля до Сталина. Диалектическая феноменология движения и конфронтационная картина мира. Противоречие и конкретное тождество. Идея борьбы противоположностей в материалистической диалектике. Диалектический панборьбизм и революционная парадигма преобразования мира. Конфронтационный пафос материалистической диалектики и конфронтационное сознание. Шаткость осно­вопо­ложений философии панборьбизма и необходимость её теорети­ческого развенчания................................................... 739

Глава XXXI. Метафизическая картина мира
и конфронтационная социология.................................................................................................. 753

§1. Творческая активность мышления и метафизическая картина мира

Человеческое мышление — главный фактор формирования конфрон­тационного мировоззрения. Творческая активность разума и философия панборьбизма. И. Кант об априорной всеобщности научных суждений. Фантазии разума, концепция врождённого знания и априоризм. Антиномии чистого разума. Творчески-конструктивная деятельность мышления и концептуализация опыта. Объективная реальность, физическая реальность и теоретизированный мир. Метафизические объекты, их место и роль в философских построениях. Метафизическая картина мира, опыт и здравый смысл..................................................................... 753

§2. Противоречие как метафизический объект

Цели формирования противоречия как метафизического объекта. От дуалистической эмпирии к концептуализации бытия. Натуралистические мифы и нравственные обобщения. Проблема борьбы противоположностей в древнекитайской философии. Теологические объекты и дуалистичность бытия. Гераклит о борьбе противоположностей. Развитие учения о противоречии: от эмпиризма к теоретизации. Квазимеханика Шеллинга и поворот от онтологии к гносеологии в трактовке конфронтационных отношений. Метафизический закон полярности бытия. Противоречие как свободная конструкция разума. Философия и искусство. Роль гегелевской онтологизации мышления в формировании всеобще-противоречивого образа вещей. Диалектика тождества и различия. Логический механизм порождения противоречия как метафизического объекта. 763

§3. Диалектика и конфронтационная социология

Материалистическая диалектика и панборьбизм. Закон единства и борьбы противоположностей — источник развития. Фетишизация идеи самодвижения вещей и её рациональное зерно. Философема самодвижения, атеизм и революционное насилие. Механизм и основные этапы формирования философской концепции. Насколько корректно деление противоречий на внутренние и внешние. Неантагонистические противоречия как солидарное взаимодействие противоположностей. Философия панборьбизма и теория равновесия. Стабильность как ценность бытия. Теория контролируемого социального конфликта. Закон перехода количественных изменений в качественные и метафизика революции. Социальный катастрофизм. Граница меры, постепенные скачки и эволюция. Материалистическая диалектика как теоретическая основа конфронтационной социологии. Почему И. Сталин «забыл» закон отрицания отрицания. Обновлённая диалектика и гармоничный антропосоциальный мир............................................................................................................................................... 773

Глава XXXII. Комплементарные отношения
и оптимально-конфронтационная цивилизация....................................................................... 787

§1. Солидарное взаимодействие и прогресс

П. А. Кропоткин и К. Ф. Кесслер о солидарном взаимодействии как факторе жизнедеятельности в природе и обществе. Взаимопомощь и солидарность живых существ. Л. Бюхнер о роли любви и симпатии в мире животных. Социальная солидарность в свете общей теории деятельности. Закон взаимопомощи, его эволюционная роль и общественное значение. Биологическая наука о симбиозе и его важнейших формах. 788

§2. Метафизика комплементарных отношений

Комплементы и комплементарные отношения. Онтологические и лингвистические факторы метафизики солидаризма. Активно-формирующая роль языка в процессе отражения объективного мира. Лингвистический детерминизм и принцип лингвистической дополни­тельности. Комплементарность явлений действительности и онтологический консерватизм. Комплементарные взаимодействия в Солнечной системе, биосфере и экономике. Метафизика и парадигма ненасилия. И. Мирчук о сущности и преимуществах ненасилия в общественной жизни. Метафизика пансолидаризма как духовно-философская основа движения от зверочеловечества к Богочеловечеству............................................................................................................................................... 794

§3. Гармония насилия и ненасилия как объективная

необходимость

Проблема гармонии насилия и ненасилия в антропосоциальном мире. Насилие как фактор противостояния злу. К. Э. Циолковский о необходимости насильственного ограничения свободы преступников. Идея оптимума конфронтации и марксизм. Принцип дополнительности, лингвоприборная аналогия и полнота описания объекта. Гитлеровская апология панборьбизма и насилия. А. Ф. Лосев о ненасильственном мире: благие намерения и понятийно-терминологическая путаница. Проблема гармоничного мировоззрения и архитектоники оптимальной философской концепции. ........................................................................................................................ 805

§4. Архитектоника концепции оптимально-конфронтационной
цивилизации и дух либерал-рестрикционизма

Понятие архитектоники оптимальной философской концепции и её онтологическое обоснование. Роль понятийно-терминологического аппарата и эпистемологического синтеза в построении оптимальных философских концепций. Комплементарные отношения и новый облик диалектики как общей теории строения, функционирования и развития всего сущего. Концепция оптимально-конфронтационной цивилизации и основные факторы её формирования. Богоугодный порядок вещей в Мироздании и дух либерал-рестрикционизма. 813

 

Раздел IX. Либерал-рестрикционизм

и актуальные проблемы гармонизации современного

мира............................................................................................................................................................. 820

Глава XXXIII. Архитектоника гармонической цивилизации............................................... 821

§1. Понятие архитектоники и архитектоничность
цивилизационного процесса

Понятийно-терминологические уточнения: что такое цивилизация и архитектоника. Тектоника, архитектоника и структурно-морфоло­гические отношения. Архитектоны и социальное творчество. Законосообразность и архитектоничность общественно-исторического процесса. Роль выбора системы парадигм в формировании гармонической цивилизации. Парадигматический выбор и модель общественной системы. Архитектоническое значение поиска оптимальных отношений в контексте проблемной динамики антропосоциального мира. 822

§2. Нежелательный ход событий и цивилизационная

дисгармония

Сознательная цель и ожидаемый результат деятельности. Внеплановые эффекты деятельной активности людей. Нежелательные и псевдонеожиданные результаты деятельности как факторы социальной дисгармонии. Дисгармоническая архитектоника советского «реального социализма». Сущность и причины появления неожиданных результатов деятельности. Влияние нежелательного хода событий на архитектонику цивилизации............................................................................................................................................... 829

§3. Основные факторы гармонической архитектоники антропосоциального мира

Единство мистики и науки в трактовке проблемы движущих сил развития антропосоциального мира. Гармония Божественной и человеческой воли — залог эффективной архитектоники цивилизационного процесса. Роль коллективизации сознания людей в общественном строительстве. Гуманизация антропосоциального мира как фактор его гармонической архитектоники: религиозно-мистические и секулярно-материалистические аспекты проблемы. Преодоление цивилизационной дисгармонии: от мелочной рассудительности к разумным действиям по большому историческому счёту. Свобода мысли и национальная самокритичность как факторы гармонизации антропосоциального мира. Оптимистическая перспектива цивилизационного процесса. 837

Глава XXXIV. Собственность, трудовые отношения
и социальная гармония.................................................................................................................... 843

§1. Проблема собственности и социальная справедливость

Непреходящая актуальность проблемы собственности и трудовых отношений. Имущественный рестрикционизм Платона. Аристотель о чрезмерном стремлении к наживе. Социальный эгалитаризм Ж. Ж. Руссо. Марксизм о необходимости упразднения частной собственности. Идея плюрализма форм собственности и справедливого распределения доходов. Э. Пфейфер о необходимости согласования интересов труда и капитала. Апологетическая сущность «теории гармонии интересов». Капитал с человеческим лицом. Путь к социальной справедливости: революционные потрясения или «крот истории»................................................ 843

§2. Факторы справедливого распределения доходов
и преодоления социального паразитизма

Роль воспитания и ценностных ориентаций в справедливом распределении доходов и гармонизации интересов людей. Социальный паразитизм и проблема его преодоления. Чрезмерные свободы и права как фактор социального паразитизма. Капитал и буржуазная родовитость. Социально ориентированный капитализм. Ислам против социального паразитизма. Государственный патернализм и оптимальное налоговое давление на предпринимателей. Идея прогрессивного налога: за и против. «Дух народа» и распределительные отношения: СССР, США, Скандинавия. Справедливое распределение доходов и классовый мир.......... 850

§3. Средства, методы и пути гармонизации
современного антропосоциального мира

Ограничение теневой экономики и формирование среднего класса. Стратифицированное общество и революционные катаклизмы. Социальные аспекты национальной и религиозной безопасности. Пути разрешения противоречия между трудом и капиталом. Классовая борьба или социальное партнёрство. Гримасы «шоковой терапии» и рыночного фундаментализма. Опасности и беды чрезмерно открытого общества: где прав и в чём ошибался К. Поппер. Либерал-рестрикционизм как парадигматическая основа гармонизации антропосоциального мира.................................................................................................................................... 860

Глава XXXV. Цивилизационная мегагармония
и кластерная модель глобализированного мира...................................................................... 868

§1. Социально-политические лики, цели и парадигмы

глобализации

Нарастание единства исторического процесса и глобализация. Какую глобализацию сулит человечеству либерализм. Социально-политические лики грядущей глобальности в свете эмпирической футурологии: однополюсный мир, семь культурно-религиозных цивилизаций, мир концентрических окружностей, совокупность океанически-континен­тальных связок. Основное противоречие современной эпохи и кластерная модель глобализированного мира. Пагубность либеральной глобализации и необходимость альтернативной модели глобализационных процессов. Роль идеи ограничения в глобализации планетарного сообщества. Либерал-рестрикционизм как парадигма реализации кластерной модели глобализированного мира. 869

§2. Основные средства, методологические проблемы и стратегия реализации кластерной модели глобализированного мира

Либерал-рестрикционизм и проблема мирового правительства. Реализация кластерной модели планетарного сообщества как исторический процесс. Глобализационная роль имперской государственности. Империя, империализм и экспансионизм. Интегративно-созидательные функции империализма. Великая культура как фактор единения народов. Двойственность имперского менталитета и его издержки. Роль конфедеративных образований и диффузии культур в кластернизации мирового сообщества. Локальные цивилизации в диалоге культур. Экзодирекция в политике и мегагармония. Человек типа художника на поприще истории. Европейское и евразийское единение народов. Кластернизационный опыт современного Китая. 878

§3. Кластерная мегагармония, гуманизм и либерал-рестрикционизм

Гуманистическая сущность кластернизации общества. Многомерность антропосоциального мира. Полицентрическая и кластерная модель глобализированного человеческого сообщества. Гетерогенность и плюрализм грядущей глобальности. Кластерно-гуманистическая идеология глобализации. Неизбежна ли насильственно-иерархическая глобальность? Единство диверсификации и генерализации общественных явлений — основа формирования кластерной структуры планетарного социума. Материальные и духовные факторы глобализации. Закон всемирной духовности. Цивилизационное значение единения людей в сфере религиозной духовности и религиозная кластерность человечества. Надгосударственные образования, кластерная мегагармония глобализированного мира и либерал-рестрикционизм........................................ 887

Глава XXXVI. Диалектика национализма и космополитизма как фактор гармонизации современного
антропосоциального мира.............................................................................................................. 896

§1. Феномен нации: основные трактовки и проблема существования. Нация как референтная группа

Разнообразие подходов к проблеме нации. Онтологизация феномена нации. Нация как единство природно-материальных и культурных начал. Семантически-концептуальная трясина в истолковании понятия нации и отрицание её права на существование. Этноцентризм, этатизм и лингвокультурный детерминизм в трактовке сущности нации. Факторы и динамика нациогенеза. Понятие референтности и её экзистенциальное значение. Нация как референтная группа. Сакрализация нации и национализм......................... 897

§2. Аксиология и основные ипостаси национализма.
Национализм и национальная идея

Неоднозначность оценок национализма и критика его марксистской аксиологии. Функциональный подход в осмыслении общественного значения национализма. Гегемонистский и защитный национализм. Кому нужна денационализация антропосоциального мира? Конструктивистская интерпретация нации, её двойное дно, теоретические слабости и просчёты. Национализм и реконцептуализация политической общности. Национализму присущи не только изъяны и минусы. Крупная историческая общность или хуторянская государственность. Каков национализм, такова и национальная идея. Либерал-рестрикционизм и специфика национализма. 905

§3. Космополитизм и кластерная глобализация мира

Истоки и сущность космополитизма. Политизированный космополитизм и капитал. Связь буржуазно-космополитической идеологии с либерализмом. Космополитизм как фактор политической и духовной унификации человечества. Идея мирового государства и её несовместимость с кластерной моделью глобализации. Единое человечество как референтная группа и его роль в формировании космополитического мировоззрения. Две ипостаси космополитизма на фоне кластерной глобализации мира................................. 915

§4. Проблема гармонии национализма и космополитизма
в общественно-историческом процессе

Необходимость диалектического единства национализма и космополи­тизма в исторической динамике цивилизационного процесса. Буржуазный космополитизм и его роль в современном мире. Национализм, шовинизм и сепаратизм. Опасности архаизации культуры и профанации национальной идеи. Патриотизм и национальная самокритичность. Синдром национального чванства. Национализм и «безумство храбрых». Проблема гармонии космополитизма и национализма. Чем опасны космополитизированный капитал и коммунистический космополитизм. О. Шпенглер как апологет национализма и ниспровергатель космополитизма: ошибки и нелепости............................................................................................................................................... 922

§5. Национализм и космополитизм в исторической
перспективе

Космополитизм и культурно-региональные объединения людей. Э. Гелнер и Ф. Фукуяма о грядущей девальвации национализма. Влияние духовного единения людей на диалектику национализма и космополитизма. Объединительная сила религии и космополитические тенденции в сфере духа. Духовное единство и разнообразие глобализированного мира. Место национализма в космополитизирующемся планетарном сообществе. Русский дух и Россия. «Симфоническая личность» в цивилизационном социокультурном кластере.936

 

Раздел X. Архитектоника гармонического
народовластия в свете диалектики ограничений

и свобод...................................................................................................................................................... 941

Глава XXXVII. Традиционная демократия: от благих
намерений и успехов до девальвации и кризиса...................................................................... 941

§1. Основное противоречие традиционной демократии и её девальвация

Необходимость радикальной ревизии традиционных общественных ценностей — идей свободы, частной собственности и демократии. Достоинства традиционной демократии и проблема её изъянов. Основное противоречие демократии как формы организации власти. Охлократия и технологии одурачивания людей. Слабости непосредственной и представительной демократии или чего стоит демократический выбор народа. Негативные аспекты социалистической демократии. Проблема профессиональной пригодности и демократия. В чём и почему заблуждался В. И. Ленин касательно народовластия: действительно ли кухарка способна управлять государством? Номенклатура. Богатство и деньги как бич демократии.... 942

§2. Бюрократизм, коррупция и кризис традиционной демократии

Бюрократизация государственно-управленческой деятельности. Бюрократия — новый господствующий класс. К. Маркс о приватизации государства чиновниками. Закон Паркинсона и постсоветская действительность. Антидемократическая сущность бюрократии. Коррупция, кризис демократии и репрессии. Роль нового разделения власти в борьбе с бюрократизмом и коррупцией. Абсентизм. Популизм и ложь «непопулярных решений». Обманная обещательность временщиков и болото безответственности. Буржуазная демократия и либерализм. Либерал-рестрикционизм как парадигматическая основа гармонической системы народовластия. 947

Глава XXXVIII. Идеология и практика концентрации
власти.................................................................................................................................................... 954

§1. Религиозно-аксиологическое обоснование и практика едино­властия в раннеклассовых обществах древнего Востока

Привлекательность и опасность единовластия. Концентрация власти в руках древнеегипетских фараонов и её роль в жизнедеятельности страны. Религиозно-мировоззренческая космополитизация и сакрализация власти фараонов. Самовластье царей древней Месопотамии. Идея божественной сущности единовластия китайских императоров. Космологическая мифология и апологетика властного могущества императора как «сына неба». Пороки единовластного насилия: деспотизм Цинь Шихуана. Особенности подхода конфуцианцев и легистов к проблеме управления человеком и обществом. Дилемма абсолютизации и ограничения императорского самовластия. Сочетать Маркса и Цинь Шихуана, или чему учит История........................... 954

§2. Идея концентрации власти в философско-политологической мысли Европы: от античности до Нового времени

Аристотель о необходимости и полезности властно-подчинительных отношений. Правильные и неправильные виды государственного правления. Монархия, воля, закон. Эсимнетия как выборная тирания. Защита идеи концентрации власти и естественности монархии Ф. Аквинским. Почему и как Н. Макиавелли обосновывал идею концентрации власти в руках государя. Ф. Бэкон о значении просвещённого абсолютизма и компромисса королевской власти с гражданским обществом. Теория общественного договора. Аргументы Т. Гоббса в пользу абсолютной власти суверена, её богоданности и богоугодности. Цезарепапизм и папоцезаризм как формы церковно-мирского единовластия................................................................................................................... 962

§3. Концептуальные основы, практика и уроки развития
единодержавства на Руси

Введение христианства как фактор укрепления великокняжеского единодержавства в Киевской Руси. Илларион и Мономах против удельно-княжеского сепаратизма. Д. Заточник о мудрости как основе просвещённого самовластия. Идеология и практика единовластия московских государей в эпоху позднего средневековья: И. Волоцкий, митрополит Макарий, Иван Грозный. Проблема концентрации власти в Российской империи и цезарепапизм Петра Великого. Ф. Прокопович о наследственности монархии и божественности императорского самовластья. Единовластие Екатерины II в образе просвещённого монарха и её псевдодемократический флирт с французскими просветителями. Влияние института вече и монголо-татарского ига на характер и эволюцию верховной власти на Руси. Крах царского и коммуно-большевистского самодержавия.................. 969

§4. Обоснование идеи концентрации власти в философско-идеологической мысли XIX–XX вв.

Гегель о достоинствах монархии, необходимости наследования престола и конституционного обустройства системы государственной власти. Проблема легитимности концентрированной власти и роль идеологии в её решении. Марксистская идея диктатуры пролетариата. Идеология фашизма и нацизма. Единство исторического и логического в процессах концентрации власти. От мистико-религиозного к рационалистическому обоснованию единовластия правителей. Историческая практика и логика концентрации власти. Сакрализация власти: феномен, сущность, идеализационные погрешности. Сеньорат и вассалитет. Магия властного абсолютизма. Инструментальность власти, опасность её концентрации и необходимость разделения. 976

Глава XXXIX. Идея разделения власти и меритократическая государственность....... 984

§1. Разделение власти и либерал-рестрикционизм

Что может и чем опасна абсолютная власть. Идея разделения власти, её общественные функции и либерал-рестрикционистская сущность. Роль свободы и ограничения в системе распределённой власти. Проблема компетентности и разделение власти как разделение труда. Единство свободы и ограничения в профессиональном разделении трудовой деятельности. Разделение власти и опасность властной экспансии. Теократия, технократия и когнитократия............................................................................................................. 984

§2. Родословная идеи разделения власти и практика
её реализации

Особенности когнитократического и государственно-политического разделения власти. Идея и практика разделения власти: от Аристотеля до Гегеля. Гегелевская диалектика разделения и единства власти. Проблема диспропорций в распределении государственно-политической власти. Сущность президентского и парламентского республиканизма. От концентрации безраздельной власти к консолидации разделённых властей: отрицание отрицания......................................................................................................................... 988

§ 3. Идеалы меритократии и теория элит

Магистральный путь развития народовластия: от традиционной демократии к меритократии. Сущность меритократии. Меритокра­тические традиции в древнем Египте. Дух меритократии и его культивация в древнем Китае. Институт ученичества и аристокра­тизация бюрократии. Идеалы меритократии в творчестве Платона и Аристотеля. Меритократия и теория элит. Лидерство и нормотвор­чество как прерогатива элиты. Дефицит истинной элиты в постсоветских государствах. Элитаристско-меритократические идеи Д. Донцова: рациональные моменты и опасные крайности. В. Липинский о национальной аристократии и монархической власти............................................................................................................................................... 994

§4. Меритократия и новое разделение власти

Меритократия как историческое движение. Изъяны традиционного разделения власти. Представительная демократия: компромисс народовластия и монархизма. Проблема контрольной власти гражданского общества. Новое разделение власти, подлинно открытое общество и теория общественного договора. Меритократия и мотивация хождения во власть. Актуальное и потенциальное государство. Объединённая оппозиция и властный реванш гражданского общества. Комплементарность взаимодействия гражданского общества и государства............................................................................................................................................ 1000

§5. Будущее меритократии, её сторонники и враги

Библейские пророчества и будущее цивилизации: дьявол не бездельничает. Свобода воли и судьбоносность власти. Сторонники и враги мерито­кратии. Понятия «друг народа» и «враг народа», причины их дискредита­ции и необходимость восстановления в правах. Характеристически-сущностные черты защитников и врагов меритократии. Единство программно-целевой и результативной оценки власти. Евангельский критерий истинности народовластия. Средства, методы и механизмы противодействия врагам меритократии. Ко власти достойных через преодоление пагубных традиций и аморализма................ 1006

 

Раздел XI. Свобода социального творчества,
цивилизационная динамика и проблема вариабельности истории........................................ 1013

Глава XL. Капитализм и коммунизм в свете закона
сохранения свободы....................................................................................................................... 1013

§1. Закон сохранения свободы и проблема её

распределения

Соотносительность понятий свободы и ограничения. Диалектика ограничений и свобод, её содержание и распределительная функция. Многомерные пространства свободы. Сущность закона сохранения свободы. Проблемы и основные факторы распределения свобод. Необходимость ревизии архаических нравов, традиций, обычаев и предрассудков. Идея оптимальных отношений в распределении свобод. Парадигматический потенциал закона сохранения свободы и его роль в цивилизационной динамике........... 1014

§2. Свобода как фактор социального паразитирования:
от рабства до капитализма и социокоммунизма

Историческое расширение свободы эксплуатации чужого труда: рабство, колонат, крепостничество. Сопутствующие эксплуататорству факторы господства. Капитализм, свобода частной собственности и эксплуатация человека человеком. Коммунизм как упразднение частной собственности: марксистская идея и её предтечи. Фатальная ошибка марксистско-ленинского «научного» социокоммунизма. Спасает ли отмена частной собственности от социального нахлебничества? Феномен социалис­тического паразитизма. Плюсы частной собственности. Утопические иллюзии поборников коммунизма. Ортодоксальный капитализм и ортодоксальный коммунизм как социальные крайности................................................................... 1020

Глава XLI. Закон исторического роста свободы
и формационная динамика цивилизации................................................................................. 1030

§1. Когнитивный кумулятивизм и закон исторического
роста свободы

Почему нет противоречия между законами исторического роста и сохранения свободы. Свобода как динамический феномен. Абстраги­рование, идеализация и закон сохранения свободы. Научное познание — главный фактор исторического роста свободы. Пульсирующее многомерное пространство ограничений и свобод. Роль аккумуляции знаний в расширении арсенала средств жизнедеятельности и свободы людей. Теоретическое творчество, принцип соответствия и кумулятивность науки. Диалектика процесса и результата. Первичная и вторичная аккумуляция научных знаний как факторы расширения пространства человеческих свобод. Сущность когнитивного кумулятивизма. Роль трансляции и мультипликации идеальных кумулятов деятельности в процессах исторического роста свободы: правило и некоторые исключения............................................ 1031

§2. Идея социальной революции и формационная динамика
цивилизации: проблемы и неувязки в марксистской историософии

Девальвация идеалов коммунизма и либерального капитализма. Трагедия социалистической идеи. Формационная динамика истории и свобода. Понятие общественно-экономической формации. Роль развития производительных сил в исторической смене формаций. Марксизм-ленинизм о развитии общества как естественноисторическом процессе. Идея революционного ниспровержения капитализма и гипертрофия объективных факторов общественного прогресса. Субъективный дух и сомнительность исторической необходимости. Так ли независимы производственные отношения от воли и сознания людей, как на этом настаивал К. Маркс? Феномен В. И. Ленина и марксизм. Н. Н. Суханов о дефиците марксистской последовательности у В. И. Ленина. Базис и надстройка: марксистские понятийно-терминологические ухищрения в угоду идее социальной революции. 1045

§3. Социальное творчество и свобода. Цивилизационная
динамика в свете либерал-рестрикционизма

Место идеи социального творчества в марксизме. История как сочинение на вольную тему и эрозия формационной пятичленки. Понятия подформации, надформации и общественно-экономического уклада. Социальное конструирование и когнитивный кумулятивизм. Спасательные работы в сфере формационной динамики цивилизации: поворот от онтологии к методологии. Принцип единства исторического и логического. Диктат логического в марксистской историософии. Роль законов исторического роста и сохранения свободы в цивилизационном формотворчестве. Главный критерий оптимальности распределения свобод и ограничений. Диалектика материального и духовного в общественно-историческом процессе. 1053

Глава XLII. Парадокс азиатского способа производства, вариабельность истории и архитектоника гармонического мира в контексте либерал-рестрикционизма........................................................................................ 1063

§ 1. Парадокс азиатского способа производства
и новая формационная картина истории

Дискуссии об азиатском способе производства и трещины в монолите марксистской формационной пятичленки. Необходимость переосмысления понятия общественно-экономической формации. Проблема периодизации истории на фоне вселенского противоборства добра и зла. Парадокс азиатского способа производства и формационный хаос. Коммунис­ти­ческая телеология истории и проблема свободы социального творчества. Полидетерминация общественных процессов и креати­вистская концепция цивилизационной динамики. Расширительное истолкование понятия общественно-экономической формации и новая формационная картина истории. Обретения и утраты прогресса. Великий Луг. Аксиология общественного прогресса и закон отрицания отрицания. Креативистская трактовка истории против её идеологизации и телеологизации. Прагматическое социальное творчество и общественный прогресс без исторических жертвоприношений.................. 1063

§2. Конец мегаидеологии и вариабельность истории

Две великие идеологические катастрофы ХХ в. Смерть идеологии как всемирно-исторического прожектёрства. Социальная аксиология, свобода общественного формотворчества и вариабельность цивилизационной динамики. Полиморфизм социумов и кластерная модель цивилизации. Диалектика интеграции и дифференциации сложных систем. Проблема «конца истории». Паразитическая парадигма глобализации мира, классовая борьба и континуальная война. Фактор силы и полицентрическая глобализация. Кластерная глобализация мира и гармоническая цивилизация. Расстаться с иллюзией абсолютной свободы.1074

§3. Основные функции либерал-рестрикционизма и его роль
в реализации идеалов архитектоники гармонического мира...............................................

Либерал-рестрикционизм и власть. Основные функции либерал-рестрикционизма в антропосоциальном мире: научно-теоретическая, философско-мировоззренческая, социально-аксиологическая, культурно-воспитательная, организационно-управленческая, экзистенциально-прагматическая, ориентационно-парадигматическая. Роль либерал-рестрикционизма в реализации идеалов архитектоники гармонического мира и его футурологический потенциал....................................................................................................................... 1080

 

Раздел XII. Кластерно-гармонический коммунизм
как оптимальная цивилизационная перспектива человечества............................................. 1087

Глава XLIII. Будущее человечества под вопросом.............................................................. 1087

§1. Провиденциализм и эсхатологический финал истории

Будущее человечества: оптимистические перспективы или конец истории? Библейские мотивы «кончины века». Свобода зла и природные катаклизмы как факторы апокалиптического финала истории. Душа Космоса и тайна предощущения конца. Провиденциализм, его сущность и факторы становления. Провиденциалистские идеи Филона Александ­рийского и Плутарха. Августинианская теософия истории. Царство Божье и царство земное. Августин об эсхатологии и периодизации истории. Теистический, деистический и пантеистический провиденциализм. М. Лютер о рабстве человеческой воли. Издержки радикально-теистичес­кого провиденциализма. Монадология Г. Лейбница как компромисс между теизмом и деизмом. Провиденциалистские мотивы в теософии Н. Бер­дяева. Антиномическое сочетание Божьей воли с человеческой свободой. Конец истории как конец света. 1088

§2. Исторический оптимизм и проблема конца истории

Религиозно-философский фатализм не всегда абсолютен. Идея спасения и элементы оптимизма в религиозном видении истории. Необходимость уточнения понятий исторического оптимизма и пессимизма. Аналогия между индивидуальным бытием человека и ходом истории. Непод­властные людям сценарии конца цивилизации. Сущность прагматизации исторического оптимизма. Библейский символизм и оптимизм библейской историософии. Исторический оптимизм милленаризма и постмилле­наризма. Ответственность человека за рукотворное будущее. Реальность оптимистической и пессимистической цивилизационной перспективы. 1099

Глава XLIV. Роль либерал-рестрикционизма, социальной государственности и религии в гармонизации антропосоциального мира..................................................................................................................................................... 1105

§1. Кластерно-гармонический коммунизм, либерал-
рестрикционизм и христианская этика

Сущность кластерно-гармонического коммунизма. Единство проблем, процессов жизнедеятельности и исторических судеб человечества. Либерал-рестрикционизм — духовная основа кластерного коммунизма. Издержки и угрозы рестрикционистского диктата. Чем и почему опасна вакханалия либерализма. Либерал-рестрикционизм в религиозно-философской ипостаси. Мировоззренческие, аксиологические и парадигматические аспекты либерал-рестрикционизма. Кластерный коммунизм и ненасильственный прогресс. Роль насилия в движении к ненасильственному миру. Диалектика насилия и ненасилия в христианской этике. Кластерный коммунизм как общество многомерной гармонии, его несовместимость и идеями мирового господства и социокультурной нивеляции человечества. Проблема преодоления социальной дифференциации в глобализированном мире. Революционеры первого и второго эшелона. Свобода, социальный дарвинизм и христианская этика.1106

§2. Роль либерал-рестрикционизма и социальной государственности в построении кластерно-коммунистического мира

Кластерный коммунизм — залог преодоления этнокультурного изоляционизма и сепаратизма. Единство и разнообразие кластерно-глобализированного мира как факторы роста духовной культуры человечества. Общественные компромиссы, оптимальное распределение свобод и либерал-рестрикционизм. Ненасильственно-компромиссная методология цивилизационного строительства. Проблема гармонии труда и капитала. Паразитизм слева. Социалистический потенциал социальной государственности. Национализм, кластерный коммунизм и социальная государственность. Либерал-рестрикционизм и феномен ноосферы. Нет общепланетарной суперкультуре. Цивилизационный запрос на социальную государственность и теория конвергенции. Развал СССР не эквивалентен краху социалистической идеи. Библейские истоки социальной государственности. Бесчестность и лицемерие буржуазно-капиталистического государства.............................. 1113

§3. Преодоление церковно-религиозных расколов как фактор гармонизации антропосоциального мира

Проблема церковно-религиозных расколов. Фидеистическая личность и религиозный фанатизм. Священная инквизиция и её жертвы. Крестовые походы и религиозные войны. Никоновский раскол и старообрядчество. Угрозы религиозных расколов сохраняются. Религиозный фундаментализм и экстремизм. Роль государства в преодолении религиозных расколов. Социальное государство и свобода совести. Иррациональные аспекты истории. Попущение зла и его антропогенная природа. Аксиологическая аберрация, неверие в нравственный прогресс и проблема построения гармонического мира. Необходимость революции в человеческих душах. 1122

Глава XLV. Формирование кластерно-гармонического
коммунизма: проблемы, методология и общественно-
исторические предпосылки.......................................................................................................... 1128

§1. Проблемно-методологические аспекты гармонизации
антропосоциального мира

Золотое правило морали как орудие борьбы с антропогенным злом. Благотворный потенциал категорического императива. Двуединая стратегия преобразований общества и человека. Цена и бесплодность социореволюционной хирургии. Принцип соответствия человеческого материала и архитектоники общественной системы. Непоследова­тельность В. И. Ленина и опасность исторического нетерпения. Э Карр о противостоянии большевиков и меньшевиков. Почему Н. Н. Суханов был прав. Инфляция грубого материализма и «большой американской мечты». Ограничение возможностей зла и гуманистическая эволюция человека. 1129

§2. Объективная необходимость и общественные предпосылки кластерно-гармонического коммунизма

Основные аспекты гармонизации современного мирового сообщества. Кластерный коммунизм как объективная необходимость и начальный этап построения гармонической цивилизации. Диалектика интеграции и дифференциации общепланетарного социума. Кластерный коммунизм и либерал-рестрикционизм стучатся в дверь истории. Евразийская культурология о кластерной взаимосвязи украинской и великорусской культуры. Партийно-государственным элитам следовало бы поучиться у КВН. Радуга оттенков великорусской культуры. Единство свободы и ограничения в кластерных структурах. Несостоятельность идеи унифицированной общечеловеческой культуры. Проблема оптимального единства социокультурных кластеров. Либерал-рестрикционизм и миграционные процессы. Историческое значение имперской и советской соборности России. 1135

Глава XLVI. Структурно-функциональный портрет
кластерного коммунизма, особенности его развития
и влияния на личность................................................................................................................... 1142

§1. Системные характеристики и проблемы развития
общественного кластера

Специфика общественного кластера: конгломерат или сложно­ди­намическая система? Принципиальная гетерогенность кластерно-коммунистического социума. Кластерный коммунизм против нивеляторства в антропосоциальном мире. Как возможен закат Европы и Америки. Изохронный и гетерохронный динамизм сложных системных образований. Диалектика централизованного управления и самоорга­низации общепланетарного кластера. Анизотропность динамизма сложной общественной системы. Либерал-рестрикционизм как методология кластерно-коммунистического строительства. Опасность свободы сознательно вершимого зла и проблема его подавления. Смертная казнь и массовые репрессии.......................................... 1142

§2. Кластерно-гармонический коммунизм и личность

Мобильность как интегральная характеристика сложнодинамических систем. Влияние вариабельности социальной среды на жизнедеятельность человека. Проблема гармонии личности и общества. Роль кластерного коммунизма в разрешении противоречия между судьбой-призванием и судьбой-ситуацией. «Кровь и почва» или духовное единство людей. Кластерно-гармонический коммунизм как ненасильственный мир. Миграционные процессы и оптимальная открытость компонентов цивилизационного кластера. Диалектика глобализации и локализации в кластерно-гармоническом общепланетарном социуме.................................... 1148

§3. Оптимальная целостность, единство и многообразие
кластерно-коммунистического мира

Понятие целостности и целого. Градация целостности как параметра сложнодинамических систем. Проблема оптимума целостности и либерал-рестрикционизм. Аксиологический подход к проблеме целостности систем. Гиперцелостные и гипоцелостные общественные образования. Кластерный коммунизм как оптимально целостная система. Неклассическая социология об идее или законе разнообразия в истории. Негативное отношение марксистской историософии к идее культурного многообразия мира. Духовные факторы цивилизационного процесса и кластерно-коммунистическое единство человечества. Антропосоциальный мир может быть единым без унификации.................................................................................................................... 1153

Глава XLVII. Мондиализм и кластерно-
гармонический коммунизм........................................................................................................... 1163

§1. Идея мирового господства и кластерно-гармонический
коммунизм как две принципиально несовместимые стратегии
цивилизационного строительства

Мондиализм, его сущность и роль в унификации антропосоциального мира. Идея мирового господства: от Александра Македонского до глобализации. Мондиализм в его глобализаторской ипостаси. Принципиальные расхождения между кластерным коммунизмом и мондиализмом в сфере управления общественными процессами: компонентно-морфологический, эволюционно-генетический и функционально-целевой аспекты. Новые движущие силы и угрозы мондиализма. Утопичность идеи мирового господства. Историческая динамика сил про— и контрмондиализма....................................................................................................... 1163

§2. Мистика мондиализма, национализм и кластерно-
гармонический коммунизм

Методологические проблемы и курьёзы толкования Апокалипсиса. Символическая трактовка Откровения Иоанна Богослова и проблема мондиализма. Война на небесах за господство над миром или мондиализм в его космически-вселенской ипостаси. Апокалипсис о губительном шествии мондиализма по земному миру. Практически-материальный и духовный мондиализм. Зверь-агнец как символ мирового духовного господства. Апокалипсис о грядущем крахе мондиализма. Зверь и его образ: предупреждение адептам идеи мирового господства. Вавилон великий — это олицетворение мондиализма. Неизбежное воздаяние «великой блуднице» — системе мирового господства. Пессимистические и оптимистические аспекты Апокалипсиса. Мондиализм, национализм и космопо­литизм. Над чем следует задуматься и во что верить..................................... 1170

ПОСЛЕСЛОВИЕ.................................................................................................................................... 1180

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ......................................................................... 1185

ИМЕННОЙ УКАЗАТЕЛЬ.................................................................................................................... 1209

 


 

Введение

Вся известная нам история, — если взглянуть на неё сквозь призму человеческих упований на лучшее будущее, — представляет собою бесконечную череду как отчасти сбывшихся надежд, так и сопутствующих им разочарований. Обусловлено это, в первую очередь и главным образом, тем онтологически неотвратимым обстоятельством, что у множества историософских идей и общественно-исторических инноваций, какими бы притягательными, гуманистическими и благородно-возвышенными они поначалу не представлялись, раньше или позже обнаруживается сравнительно мрачная диалектически-оборотная сторона, настоятельно требующая критического анализа и глубокого переосмысления прежних социальных фетишей. Идея свободы, под знаменем которой создавались великие учения, овладевавшие умами многих миллионов людей, формировались политические партии и разворачивались широкие социально-экономические движения, тоже не стала в данном плане исключением.

Свобода влечёт не только отдельных человеческих индивидов, но и крупные социальные общности тем, что сулит свои богатые и сладкие плоды, однако при ближайшем рассмотрении этих посулов и плодов вскоре обнаруживается, что состряпанное на их основе блюдо общественного прогресса подаётся основной массе человечества под горьким соусом новых лишений и бед, бессовестных обманов и страданий. Идея свободы как таковой, т. е. не дополненной идеей её разумных ограничений, в значительной мере антигуманна и разрушительна, ибо одна из опаснейших свобод — это вседозволенность вершения зла по собственному усмотрению на основе своекорыстно-эгоистических устремлений и даже мизантропии. Свобода в такой её ипостаси может импонировать лишь тем, чей духовный мир замутнён синдромом недомыслия, наивным простакам, оболваненным невеждам и законченным глупцам, которые, будучи к тому же ослеплены алчностью и отравлены ядом необоримого эгоизма, воспринимают безмерную свободу как лишь свою, исключительно свою и только свою собственную, забывая, что это будет также и столь же не лимитированная свобода других, в капкан которой они могут легко попасть при определённом ходе вещей и неблагоприятном развитии событий. Таким людям явно не хватает то ли силы ума, то ли яркости воображения для того, чтобы уяснить довольно простую истину: именно такая свобода, в теории столь вожделенная, но, увы, зачастую чужая и враждебная, на практике нередко способна обернуться своей прямой противоположностью — неконтролируемыми ограничениями, влекущими за собой непредвиденные трудности, беды и несчастья, а порою даже воистину трагические превратности судьбы. Вполне возможно, что не отличающиеся дальновидностью люди в таких экстремальных обстоятельствах смогли бы уяснить как общественную, так и личностную благотворность неразрывного единства свобод и ограничений, стать покрепче задним умом, но часто случается так, что подобного рода прозрения оказываются запоздалыми и некоторым образом бесполезными. Поэтому главная задача предлагаемой вниманию читателя книги заключается во всестороннем обосновании идеологии либерал-рестрикционизма, т. е. диалектики ограничений и свобод, с тем, чтобы сделать её важнейшей парадигмой общественного прогресса и всей жизнедеятельности людей.

В целях защиты основной идеи книги, доказательства, если угодно, равновеликой благотворности свобод и комплементирующих с ними ограничений автор не будет прибегать лишь к теоретико-спекулятивной аргументации, а намерен обратиться к широкому спектру общественных явлений, где практически действующий либерал-рестрикционизм способен проявить себя как главное парадигматическое орудие гармонизации современного цивилизационного процесса. Хотелось бы надеяться, что анлиз именно под этим углом зрения отношений собственности, гармонии труда и капитала, диалектики концентрации и разделения власти, движения от традиционной демократии к меритократии, единства национализма и космополитизма, насилия и ненасилия в общественно-историческом строительстве, целого рода тяжёлых социальных болезней планетарного сообщества, идеи кластерной глобализации мира, задач противостояния угрозе мондиализма и целого ряда других социальных проблем современности поможет убедить читателя в том, что двигаться в светлое цивилизационное будущее надо под двумя одинаково почитаемыми стягами, знаменующими идеалы необходимых ограничений и желанных свобод. При этом отрадно заметить, что в процессе анализа целого ряда весьма сложных и злободневных проблем оказались глубоко созвучными как секулярные, сугубо светские, так и религиозно-богословские аргументы. Особенно показательна в данном отношении христианская критика либерализма, которая в книге представлена отдельным параграфом.

Либерализм (прежде всего демонстративно-показательный и пропагандистски-агитационный) сделал идею свободы неким подобием священной коровы, всегда смотрел на ограничения, запреты, разного рода принуждения и т. д. как бык на красное полотно, расценивая их как нечто безусловно негативное, гнетущее и унижающее личность. На самом же деле в антропосоциальном мире всё обстоит не столь просто, а идея регулятивных ограничений, — если они не абсолютизируются в отрыве от идеалов и ценностей свободы, не превращаются в голый, самодовлеющий, солдафонский рестрикционизм, — оказывается не банальным противодействием свободе, а, напротив, важнейшим средством её реализации, воплощения в общественно-историческую практику, во все и всяческие сферы жизнедеятельности человечества. Она, эта идея, представляет оппозицию лишь абсолютизированной и кем-то узурпированной свободе, которая на самом деле есть произвол и вседозволенность для кучки избранных, сильных и к тому же беспощадных, для неугомонной сатанинской рати и социальных хищников, которые несут основной массе человечества лишь бесконечные страдания и беды. Если же на поприще истории идея ограничения тесно увязывается и комплементарно взаимодействует с аксиологическими приоритетами свободы, справедливости и гуманизма, то в таком случае она предстаёт перед нами в качестве главного, решающего средства реализации прав и свобод человека, — но уже адресованных всем и каждому, преодолевших индивидуальный и групповой эгоизм.

Благодаря комплементарному, взаимодополнительному единству ограничений и свобод в обществе кладутся пределы разрушительной вседозволенности, утверждается порядок, закон и та же вожделенная свобода, — однако не узурпированная, не приватизированная претендентами на статус так называемых «хозяев жизни» или их прислугой, не превращённая в средство угнетения, порабощения, эксплуатации и прочих издевательств одних людей над другими, а справедливо распределённая, разумно реализуемая, интегрирующая идеи личного и общего блага, т. е. ставшая не избирательно-своекорыстной, а всеобще-гуманистической. В таком случае идеалы регулятивных ограничений начинают видеться и восприниматься не как ординарный противовес или антипод свободы, а в качестве её глубинного, настоятельно необходимого основания или, выражаясь иначе, бытийной подпочвы. Чтобы убедиться в справедливости сказанного, достаточно вспомнить хотя бы о крупной современной автостраде, свобода автомобильного движения по которой гарантирована лишь благодаря многим ограничениям и запретам. Уберите последние — и на автостраде место свободы передвижения немедленно займут опаснейший беспорядок и хаос. В полной мере это касается и всех иных аспектов жизнедеятельности человеческих общества: устраните действующие там ограничения, запреты, обычаи, нравы и т. п., — и вместе с ними уйдёт в небытие единственно возможная и реальная, не превращённая в абсолют, а разумно регламентированная свобода как общечеловеческое благо, на месте которой воцарится пресловутая «война всех против всех».

Если лаконично выразить весь пафос либерал-рестрикционизма, то он сведётся к следующему: полнейшая свобода силам добра и социальной справедливости в сочетании с максимально возможными ограничениями, а ещё лучше — с искоренением зла во всех и всяческих его проявлениях. Это парадигматическая максима, общая ориентация во многосложных дебрях цивилизационного строительства, а не детализированный рецепт, и потому вопрос о путях, средствах и методах практической реализации данной идеи в определённых конкретно-исторических условиях всегда остаётся открытым, требующим серьёзных усилий ответственного интеллекта, творческой фантазии и здравомыслия необходимым образом подготовленных, эрудированных и морально-этически безупречных профессионалов.

Можно, разумеется, сказать, что в таком случае перед нами лишь благое пожелание, которое, к тому же, понятно и даже тривиально, но на самом деле здесь глубоко скрыта серьёзнейшая проблема, сфера присутствия или действия которой простирается во все самые отдалённые уголки обществоведческих исканий и цивилизационной практики. Суть её заключается в том, что обычно умами людей овладевают яркие, некоторым образом эпатажные крайности, скажем, экономический либерализм времён А. Смита, коммунизм К. Маркса и Ф. Энгельса с его основополагающей идеей полного упразднения частной собственности, религиозно-провиденциалистский детерминизм М. Лютера и т. д. Исторический материализм, являющийся несомненным достижением марксистской историософской мысли, тоже, увы, оказался в ряду впечатляющих крайностей. Теоретические поиски в области философии и сама общественно-историческая практика убедительно доказали, что исторический идеализм был отвергнут марксизмом необоснованно, можно даже сказать — тенденциозно и предумышленно, а потому в двери современной историософии настойчиво стучится идея диалектического синтеза марксистско-материалистической трактовки истории с её идеалистической интерпретацией в форме исторического дуализма.

Своеобразной философско-мировоззренческой крайностью оказалась и сама марксистская материалистическая диалектика, являющаяся одним из наиболее развитых и всесторонне разработанных философско-теоретических построений. Вопреки собственному призыву синтезировать противоположности, удерживать их в структуре единого целого, она, по словам Ф. Энгельса, во всём и на всём видит печать неизбежного падения, т. е. делает ставку на изменения и мобильность бытия, усматривая лишь в них залог всего лучшего, наиболее ценного, прогрессивного и отодвигая далеко на задний план сохранение и стабильность как несомненные бытийные ценности, напоминающие нам о себе во всех тех случаях, когда нежданно-опасные трансформации статус кво начинают вдруг заявлять о себе пугающими изменениями в дотоле стабильных климате, международных отношениях, курсах валют, семейном положении, здоровье, дружеских связях и т. д. и т. п. В силу этого диалектика остаётся только общей теорией развития, хотя при ином видении мира и в случае более богатого по содержанию мировоззренческого синтеза она могла бы обрести статус истинно философской, всеобщей теории бытия.

Другая крайность, которой не могла избежать материалистическая диалектика, — это абсолютизированный упор на борьбу противоположностей как движущую силу развития, прогресса в природе, обществе и сфере человеческого духа. Спору нет, — доля истины и притом весьма значительная, — в такой доктрине заключена, однако на самом деле ход вещей не только в антропосоциальном мире, но и во всём Мироздании выглядит куда сложнее. Носителям революционного менталитета, разного рода ниспровергателям установившихся порядков импонирует диалектика панборьбизма, а потому они не хотят замечать, что двигателем прогресса, наряду с борьбой противоположностей, повсеместно обнаруживает себя солидарное взаимодействие относительно индифферентных, а порою даже контрарных сил или факторов, что полное право на существование в общечеловеческом тезаурусе философских истин имеет, в дополнение и наряду с метафизикой борьбы, также метафизика солидарных взаимодействий и комплементарности, а главное — что люди могут и призваны вести себя куда сложнее, чем просто хищники и жертвы на просторах общественной саванны.

Крайности не только опасны и пагубны, — на что, к слову, в своё время весьма проницательно обращал внимание Н. В. Гоголь. В придачу к этому научно-концептуальные, историософские, жизнесмысловые и многие иные крайности весьма ценны и важны тем, что за каждой их них стоит своя истина и своя правда. Если мы под этим углом зрения внимательно присмотримся, например, к национализму и космополитизму, к принципам насилия и ненасилия в общественно-историческом процессе, к идеям концентрации и разделения власти, то сразу же заметим, что каждая из указанных крайностей таит в себе, выражаясь словами известного классика, весьма существенное «рациональное зерно». В полной мере это относится также к либерализму и рестрикционизму, к идеям свободы и ограничения, которые аксиологически паритетны и потому нуждаются не в тенденциозном взаимоопровержении, а в диалектическом синтезе, понятийно-терминологической формой которого по самой сути рассматриваемых явлений необходимым образом становится либерал-рестрикционизм.

Для выполнения этой задачи одних искренних и правдоподобных деклараций, обращений к здравому смыслу, прекраснодушных призывов и заклинаний вряд ли достаточно — особенно с учётом того немаловажного факта, что идеалы свободы веками воспевались и популяризовались, а регулятивно-ограничительные мероприятия, разного рода запреты и лимиты подвергались, как правило, благожелательно воспринимаемой критике и дискредитировались, будучи представлены в образе посягательств на свободу человека. В целях убедительного обоснования разумности, настоятельной необходимости и цивилизационной благотворности либерал-рестрикционизма очень важным является в первую очередь развёрнутый и многогранный историософско-политологический дискурс, основательно подкреплённый разнообразным эмпирическим материалом, который в изобилии предоставляет вся предшествующая история человечества.

Работа с диалектическими противоположностями, о которых здесь идёт речь, потребовала диалектизации не только изложения материала, но и самой структуры книги. Для того, чтобы не впадать в крайности, избегнуть односторонности оценок и тенденциозного выбора сопряжённых с ними парадигматических приоритетов, анализ как либерализма, так и рестрикционизма осуществлялся в соответствии с диалектической триадой «тезис-антитезис-синтез». Такая методологическая установ­ка позволила подвергнуть обоснованной критике фетишизацию свободы, по достоинству оценить благотворный потенциал разумного, взвешенного рестрикционизма, что, безусловно, способствует формированию более богатого содержанием и аксиологическими аспектами видения хода вещей не только в антропосоциальном мире, но и в Мироздании, являющемся необозримым и до конца непостижимым в своей загадочности домом человечества. Эта мировоззренческая метаморфоза была, как убедится читатель, в решающей мере обусловлена критикой гносеологизации и социологизации, обоснованием онтологического статуса категорий свободы и ограничения, что, в свою очередь, способствует осмыслению либерал-рестрикционизма не в качестве некоей новоизобретённой управленческой доктрины или, — пусть даже весьма разумной и плодотворной, — историософской и вместе с тем политологической новации, а поднимает его на высокий пьедестал всеобщего закона бытия.

Феномен, а лучше сказать — закон, либерал-рестрикционизма обеспечивает не только свободу развития и разнообразие мира, но и его единство, упорядоченность, повсеместно наблюдающуюся гармонию. В своей онтологической ипостаси такая архитектоника бытия представляет собою прерогативу высших, неведомых и непостижимых вселенско-космических сил, олицетворяемых на данном этапе развития цивилизации идеей Бога и нам неподвластных. Что же касается земного, сугубо человеческого либерал-рестрикционизма, то его действие было и остаётся во власти людей в полном соответствии со свободой воли человека, которая, как на этом настаивают современное богословие и религиозная философия, полностью согласуется с идеей божественного руководства миром. При этом либерал-рестрикционизм оказывается не только действующим в сфере архитектоники гармонических общественных систем, но и адресованным самому человеку, вся жизнедеятельность которого призвана быть разумным единством свобод и ограничений, включая сюда и самоограничения, что всегда было и будет залогом формирования гармоничной личности, достойной высокого звания человека. В силу этого наш, земной, рукотворный либерал-рестрикционизм не ограничен своей антропоинтентностью или социоинтентностью, а по своей интегральной сущности является антропосоциальным.

Одна из основных целей автора книги заключается в том, чтобы оказать научно-теоретическое влияние на правящие элиты в вопросах выбора организационно-управленческих ориентаций и установок, а главное — помочь широким слоям рядовых граждан как интеллектуально, так и морально-психологически адаптироваться к неизбежным грядущим ограничениям и куда более жёстким, чем раньше, регламентациям всей их жизнедеятельности. Проблема эта не из простых, ибо её решение требует ясного осмысления того, к чему способен привести неукротимый научно-технический прогресс на фоне, тем не менее, сохраняющихся в определённых общественных кругах воистину сатанинских устремлений. Помнится, как бывшая гражданка Украины, уже длительное время проживавшая в США, после известных трагических событий 11 сентября 2001 года с нескрываемым удивлением, чуть ли не с упрёком спросила меня о том, как можно защищать идею благотворности ограничений, — особенно на фоне хлынувшего потока чуть ли не тоталитаристских нововведений в США, которые включали в себя прослушивание телефонных переговоров граждан, перлюстрацию почтовых отправлений, крайне жёсткий таможенный контроль и другие тому подобные меры. Я ответил в том смысле, — и под этим подписываюсь сейчас, — что считаю правильным, вполне обоснованным и разумным такой поворот в политике великой страны, являющейся цитаделью либерализма и демократии, которая нашла, наконец, разумным и целесообразным обратиться к идеям, уже носившимся в воздухе, о которых я писал в России ещё восемь лет назад, а стал задумываться над ними и того раньше.

Во избежание недоразумений, двусмысленностей, необоснованных научно-теоретических разногласий и бесплодной полемики следует прямо признать, что в недрах современной цивилизации уже созрел общественный запрос на идеалы рестрикционизма, который, однако, должен быть удовлетворён, — как в теории, так и в цивилизационной практике, — глубоко диалектическим образом, т. е. с сохранением и дальнейшим расширением в новых конкретно-исторических условиях и на новом общественном базисе всех непреходящих достижений человечества, обусловленных его историческим движением в соответствии с идеалами свободы и либерализма. Не надо обрушиваться с критикой на так называемых восточных немцев, выходцев из бывшей Германской демократической республики за их ностальгию по существовавшему там образу жизни; не стоит обвинять пожилых граждан СССР в недомыслии и скудодумии за их приверженность к коммуно-большевистскому режиму, ибо за обеими этими явлениями на самом деле стоит социально-психологическая тоска по идеалам равенства, справедливости и относительно прочного порядка, обеспечивавшим гражданам определённую свободу, защищавшим их от произвола и превратностей судьбы, гарантировавшим сравнительно ясную перспективу и экзистенциальную устойчивость бытия.

Немалую роль в таком повороте образа мыслей, наряду с соображениями антропосоциального плана, призвано сыграть и то обстоятельство, что на природу ещё не смотрели с позиций онтологического либерал-рестрикционизма, того чрезвычайно плодотворного, запрограммированного волею Провидения, жизненно важного баланса свобод и ограничений, на котором она фактически держится и осуществляет своё бесконечно разнообразное формотворчество. Бионика как направление в кибернетике, изучающее структуры и жизнедеятельность живых организмов с тем, чтобы использовать открытые при этом закономерности их функционирования для решения инженерных задач и создания технических систем, которые некоторым образом копируют достижения биосферы, безусловно, отдаёт должное поразительным успехам матери-природы, однако и она, увы, оставляет без внимания, пожалуй, самое главное в фундаменте Мироздания, а именно всепроникающую диалектику ограничений и свобод.

Обоснование и защита либерал-рестрикционизма является одной из важнейших составляющих авторского замысла, однако содержание книги и весь пафос работы над нею только к этому не сводятся. Как сможет убедиться сам читатель, предлагаемая его вниманию книга представляет собою первое и пока единственное комплексное исследование цивилизационной динамики (как в ретроспективе, так и в перспективе) на основе идеи комплементарного взаимодействия ограничений и свобод, представляющего собою самую глубинную онтологическую основу всей мировой гармонии. В придачу к указанным в подзаголовке книги историософии и политологии в ней также рассматриваются экономические, юридически-правовые, исторические, социологические, морально-этические, педагогические, социально-психологические, экологические, научно-методологические, медико-биологические, религиозно-богословские, эпистемологические и некоторые иные проблемы общественно-исторического прогресса.

Широта охвата проблематики книги продиктована стремлением не оставить, — по возможности, — без внимания актуальные вопросы, несомненные сложности, контраргументы и т. п., которые так или иначе касаются основной её идеи и могут посеять относительно неё определённые сомнения. Этой же широты охвата рассматриваемой проблематики требует задача доказательства правоты автора в гуманитарной сфере, которое вовсе не похоже на доказательство строго аргументированных математических теорем. В математике, где исследуются формализованные системы, доказательства, как известно вполне однозначны и безапелляционны. Что же касается философии истории или политологии, где исследуются неформальные, реально существующие системы, то здесь доказательство volens nolens трансформируется в убеждение читателя. Главные причины тому — многоплановость рассматриваемых явлений, их внутренняя противоречивость, а также наложение на объективный ход вещей целого ряда субъективных факторов от человеческих интересов и предпочтений до способности проникнуть в сущность происходящего и предвидения соответствующих последствий. Поэтому для убедительности развиваемых концепций и защиты прокламированной истины неразумно обходить молчанием возможные контраргументы и сравнительно слабые места системы теоретических построений. С этой целью в книге критический анализ либера­лизма и рестрикционизма сопровождается множеством вполне реалистичных и весомых доказательств в их пользу. Благодаря этому позиция автора оказывается теоретически сбалансированной, чуждой возможных и бытующих крайностей, учитывающей несомненные моменты истины в критикуемых концепциях или парадигмах.

Последнее обстоятельство особенно важно в том отношении, что книга не является просто научным трудом, адресованным профессионалам, которые, в принципе, должны бы владеть системой завершённого знания, касающегося основных идей автора. Именно по этой причине она квалифицируется не как монография, а в качестве трактата, т. е. научного сочинения, представленного в форме полемически заострённых рассуждений, побуждающих читателя самостоятельно мыслить и вырабатывать собственную позицию по рассматриваемым вопросам. Такая форма представления научных знаний не очень популярна по сравнению с учебниками, спецкурсами, учебными пособиями или научными монографиями, но вместе с тем она хорошо известна и далеко не нова. Свидетельством последнего могут быть хотя бы «Трактат об электричестве и магнетизме» одного из величайших физиков, создателя классической электродинамики Дж. К. Максвелла (1831–1879), «Логико-философский трактат» австрийского философа и логика Л. Витгенштейна (1889–1951) и «Трактат о хорошей работе» знаменитого польского философа Т. Котарбиньского (1886–1981).

Такой тип книги позволяет органически соединить малоисследованное и весьма сложное в научном отношении со сравнительно простым и легкодоступным, что помогает лучше уяснить её основные идеи весьма широкому кругу читателей. В силу этого адресатом книги является основная масса достаточно образованных и думающих людей — от профессиональных обществоведов до всех тех, кому далеко не безразличны исторические судьбы их Отечества и будущее современного антропосоциального мира. С учётом сказанного прошу профессионалов извинить меня за те детальные разъяснения, которые в ряде случаев покажутся им излишними. Я делал их, ориентируясь на читателя-непрофессионала, — пусть образованного и умного, но не очень искушённого в некоторых специальных вопросах, незнакомого со специфической терминологией и т. д. Прошу также непрофессионалов простить автору некоторые сложности и отсутствие необходимых разъяснений там, где это, быть может, требовалось. Отчасти это было обусловлено самой невозможностью достичь максимума простоты и доступности текста в силу самого характера поставленных проблем, а иногда — стремлением не отягощать изложение материала излишними деталями. Оправдание для себя вижу, если угодно, только в том, что всё это является неизбежной платой за стремление осуществить в сознании максимально большого количества людей решительный, кардинальный и всесторонне обоснованный поворот в сторону идеологии либерал-рестрик­ционизма.

В этой книге читатель встретится не только с чисто теоретической постановкой актуальных проблем историософии, но и с многочисленными обращениями к общественно-исторической практике, — особенно в её социально-политических аспектах. Автор убеждён, что вопросы архитектоники и будущего современного мира должны обсуждаться не только на келейно-политическом уровне, т. е. лидерами стран и народов или теневыми политико-идеологическими группировками, но и всем сообществом интеллектуалов, живо интересующихся проблематикой философии истории, прежде всего профессионалами в сферах обществоведения, религии и культуры.

Хотелось бы надеяться, что для широкого круга читателей небезынтересной будет новая трактовка коммунистической идеи, этой вековечной мечты человечества о солидарно-гуманистическом общежитии стран, культур, народов и социальных групп. В связи с развалом СССР, обусловленным всей совокупностью как внешних, так и внутренних факторов, сейчас чуть ли не модой стала легковесная, порою крикливо-дилетантская критика коммунизма, пафос которой состоит в стремлении выбросить на свалку истории эту идею целиком и полностью, без надлежащей диалектической селекции всего того, что за нею стоит и что она выражает. Конъюнктурщики от историософии и политологии, разного рода приспособленцы спешат демонстративно пинать дохлого льва, уничижительно третировать заключённую в коммунистической идее мечту о социальной справедливости и лучшем, истинно гуманном антропосоциальном мире.

Люди такого замеса не видят или не хотят видеть глубинных противоречий современной эпохи, которые настоятельно требуют всесторонней трансформации планетарного сообщества, решительного перевода стрелок общественного прогресса на новые цивилизационные пути. Да и может ли быть иначе, если шествующая по миру буржуазно-капиталистическая свобода обернулась тем, что невзирая на неуклонный научно-технический прогресс и беспрестанный рост производительности труда, вопреки всем канонам науки и просто здравому смыслу подавляющая часть трудового населения планеты в лучшем случае получает необходимый продукт, позволяющий восстанавливать производительный потенциал рабочей силы. Граждане буржуазно-капиталистического мира уже давно убедились в том, что левая рука капитала хорошо знает и учитывает всё то, что делает его правая рука: не только само повышение заработных плат или пенсий, но и анонсирование этого повышения в средствах массовой информации тут же влекут немедленный рост цен на все товары народного потребления.

Идея социальной государственности, призванная противостоять этим процессам, гармонизировать интересы труда и капитала, уже отчасти реализуется, однако прежде всего она используется как словесно-дымовая завеса, укрывшись за которой кучка сверхбогачей продолжает обстряпывать свои дела, капитал всё больше жиреет, набирает силу и в угоду своим непомерным аппетитам готов идти на самые гнусные преступно-аморальные деяния, которые могут стать угрозой самому существованию цивилизации. Один из основных пороков современной цивилизации состоит в том, что правящие элиты стремятся так или иначе увековечивать социальный паразитизм, сделать его привычным и чуть ли не нормой человеческого общежития, всячески оправдывать повсюдную социальную несправедливость, поощрять преследование шкурно-эгоистических интересов — как индивидуальных, так и групповых. Такая политика, — в том числе и в сфере международных отношений, — весьма опасна, ибо далеко не все с этим смирились или готовы смириться.

Разрешением комплекса назревших цивилизационных противоречий не могут стать ни так называемый казарменный коммунизм, ни пресловутый «научный» коммунизм в его марксистско-ленинской интерпретации, где диктатура пролетариата незаметно и вместе с тем довольно логично перерастает в оголтелую диктатуру коммунистической партии и её вождей. Немаловажным является и то обстоятельство, что либерально-капиталистическая и коммунистическая глобализация мира одинаково неприемлемы для подавляющего большинства людей, поскольку обе они отягощены унификаторскими тенденциями, влекущими за собою социокультурное обеднение планетарного сообщества и его духовную деградацию. Если не вдаваться в досужие фантазии по поводу того, что может ожидать нас за горизонтами истории, то в силу сложившихся обстоятельств единственно разумной, оптимальной цивилизационной перспективой следует признать кластерно-гармонический коммунизм, идея которого выдвинута и подробно обоснована в книге. Это в определённом смысле многополярный мир, в котором, однако, наличествуют не чреватые угрозами полюсы силы, а полюсы средоточия или месторазвития культуры, многочисленных самобытных «цветков» цивилизации, делающих антропосоциальный мир разнообразным, духовно более богатым и многокрасочным. Именно такого обустройства планетарного сообщества требуют те серьёзнейшие вызовы, которые бросают современной цивилизации три фундаментальные единства, всё рельефнее обрисовывающиеся в ходе общественно-исторического процесса, — единство жизнедеятельности, глобализирующихся проблем и исторических судеб человечества.

Кластерно-гармонический коммунизм особенно ценен в том отношении, что он принципиально несовместим с мондиализмом, т. е. идеей мирового господства. История знает как теоретико-идеологические доктрины мирового господства, так и попытки их практической реализации, которые принесли человечеству бесчисленные беды и страдания, но, слава Богу, все без исключения оказались безуспешными. К сожалению, уроки истории не пошли впрок иным возможным претендентам на статус вершителей судеб мира, а потому и в наше время продолжают вынашиваться иногда полуоткрытые, а чаще — тайные и совершенно секретные планы обретения мирового господства. Косвенными свидетельствами этого являются, с одной стороны — стремление универсализировать определённые идеологии, а с другой — непрекращающаяся, даже набирающая силу гонка вооружений. Особенно тревожным представляется то обстоятельство, что научно-технический прогресс порождает не только определённые возможности, но и соблазны силового достижения этой цели, что привносит в современный мир элементы опасной нестабильности и даже угрозу погребения цивилизации в пламени глобальной войны. В связи со всем этим, к сожалению, невольно приходят на ум слова пророка Исайи: «Земля сокрушается, земля распадается, земля сильно потрясена. Шатается земля, как пьяный, и качается, как колыбель, и беззаконие её тяготеет на ней; она упадёт, и уже не встанет»1. И ещё — самое актуальное: «Враждуйте, народы, но трепещите, и внимайте, все отдалённые земли! Вооружайтесь, но трепещите, вооружайтесь, но трепещите!»2

 

Додати коментар

     


Захисний код
Оновити

Контакти

Україна, місто Львів,
вулиця Підвальна, 3,
четвертий поверх
(вхід з вулиці Валової 31)
Наша поштова адреса:
79008 м.Львів, вул. Валова, 31


Контактний телефон / факс:
+38 (032) 235-59-49
Всі контактні телефони тут!

Відвідування

Сьогодні1
Вчора116
За тиждень620
За місяць5270
всього відвідувань684885
GoogleFacebookTwitter